Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

Цикл «Сила книги». Статья 6-я

Кровь на газетных листах

Марию-Антуанетту убили памфлетами. Всю монархию французскую притащили на эшафот не иначе, как выстелив дорогу на казнь листовками, трактатами, прокламациями и прочими текстами. Хочешь убить человека и не сесть за это в тюрьму – пусти о нем слухи. Хочешь усилить слухи, дать сплетням как можно более широкий ход – включай печатный станок, оплачивай услуги типографии. Это подлинный вид духовного убийства, предшествующий часто убийству физическому. «Королева – иностранка! Королева презирает народ и сорит деньгами!» А вот уже вскоре: «Король – безвольный рогоносец!» И там уже рукой подать до следующего лозунга: «Монархия вообще не нужна! Долой Бурбонов! Дворян под нож!» Тут и Руссо с теорией общественного договора как нарочно явился – не запылился. И вскоре гильотина, эта «мебель правосудия», как ее называли, залязгала повсеместно «во имя народа Франции» по всем уголкам страны.

Нам трудно соединить воедино образ мальчишки-разносчика газет и отсеченную голову, упавшую в корзину. А между тем связь между ними нерушима. Вот он стучит деревянными башмаками по мостовой и кричит: «Свежие новости! Свежие новости! Королева сказала, что те, у кого нет хлеба, должны есть пирожные! Покупайте новости о бессовестной королеве!» А вот уже везут ее, оболганную и униженную, на площадь Согласия, чтобы под крики толпы, вечно жадной до зрелищ, помочь душе королевы быстрее добраться до Неба. Это звенья одной цепи. Причем не очень длинной.

Мы традиционно хвалим книги, ибо они и свет, и хлеб, и лекарство. Хвалим букварь, хвалим Евангелие, хвалим медицинский справочник и томик лирической поэзии. Но нужно сказать и то, что книги бывают ядом. Вообще яд и лекарство – это одно и то же вещество, употребляемое в разных пропорциях. «То, что не может отравить, не способно и вылечить», – говорили древние. Исключением может быть только эффект плацебо.

Причастие, к примеру, – это не символ, не воспоминание, а факт. Это – Тело Христово. Это Лекарство, если принимать его с верой и любовью. И это же – яд для тех, кто причащается и не верует. «Оттого многие из вас немощны и больны, и немало умирает» (1 Кор. 11: 30). Так же и книга. Она лечит, прогоняет тоску, знакомит с теми, кого нет рядом. «Хорошая книга сродни прекрасному путешествию», – говорил Декарт. «В книгах лучшие люди мира без зависти и жадности делятся с нами своими лучшими мыслями», – он же. Но если есть реальное лекарство, значит, может быть отравление. Либо сознательное, либо от неумелого пользования.

http://www.pravoslavie.ru/97620.html

Казус Конфуция

В зрелом возрасте, почти на старости лет, Конфуций решил заняться музыкой. Этот «каприз» посещает великих нередко. Сократ тоже в зрелых годах занялся музыкой. Почти перед смертью. Ради совершенства души, конечно, а не ради славы или убивания времени. Итак, Конфуций нашел великого мастера по имени Ши Сян и стал под его началом дергать струны на традиционном китайском инструменте – цине. Выучив несколько классических аккордов, Конфуций отказался продолжать обучение и все еще играл то малое, что выучил. Учитель сказал: «Пора двигаться дальше». Конфуций ответил: «Я еще не постиг смысл того, что играю». Учитель со временем снова сказал: «Вы уже поняли. Хорошо поняли. Пошли дальше». Конфуций вновь ответил: «Техникой я овладел, но смысл еще не понял». И так продолжалось долго. 

Я не цитирую. Я передаю общий дух и стиль специфического разногласия. Конфуций хотел чего-то большего, чем просто механическое овладение техникой. Наконец мудрец просиял лицом, направил взор вдаль и произнес: «Я представляю себе этого человека». Вслед за этим Конфуций словесно описал образ автора той мелодии, которую играл. И учитель музыки Ши Сян поклонился Конфуцию дважды, потому что тот безошибочно назвал имя автора той легендарной и классической мелодии, которую играл. Автора, укутанного седыми облаками древности, сквозь которые Конфуций узнал его по звукам рожденной им мелодии. Сказанное напрямую относится к книгам.
http://www.pravoslavie.ru/97476.html

Как без конфликта рассказать другому, что его действия раздражают
К священникам часто обращаются с вопросом, как побороть раздражение. В каких-то случаях может помочь знание собственной психологии, психологии общения. Об одном из способов предотвращать конфликты отрывок из книги православного психолога Валентины Москаленко «Когда любви слишком «много» издательства «Никея». 
*** 

Где бы вы сейчас ни находились, вы занимаете в пространстве какое-то место. Сейчас это ваша собственная физическая территория. Если кто-то рядом с вами в метро с размаху плюхнулся на сиденье так, что не оставил вам места, вы, мягко говоря, испытаете некий дискомфорт. 

Наша личностная территория — это та область (невидимая, конечно), вторжение в которую со стороны другого человека вызывает у нас неприятные чувства — боль, негодование, гнев, раздражение. Однако страдающая сторона часто боится отстаивать свою территорию, чтобы не прослыть эгоистом, и продолжает молча страдать. 

— Муж перед сном читает газету, и с некоторых пор это стало очень меня раздражать. У меня лечилась от невроза женщина, которая жаловалась, что плохо засыпает. Прежде чем назначить ей снотворное, я поинтересовалась ее «ритуалом отхода ко сну». Изменение этих привычек может влиять на процесс засыпания. Она сказала, что ничего в этом ритуале не изменилось. Но затем как бы мимоходом добавила: 

— Муж перед сном читает газету, и с некоторых пор это стало очень меня раздражать. 

— Почему вы ему об этом не скажете? 

— Как я могу? Ведь он обидится. 

— Но муж не знает, что шуршание газеты мешает вам. 

Вместо того чтобы тихо сносить страдания, эта женщина могла просто объяснить свое состояние: «Шуршание газеты вызывает у меня неприятное чувство, я не могу потом уснуть». Ситуация прояснилась, когда она сказала об этом мужу открытым текстом — исчезло то раздражение, которое он уже начинал чувствовать, но никак не мог понять, из-за чего оно возникает. И никаких обид не последовало. Согласитесь, что никто, даже самый близкий человек, не обязан читать ни наши мысли, ни наши чувства. Чтобы нас понимали, мы должны сами открыться для других настолько, насколько считаем нужным.
http://foma.ru/kogda-zhe-tyi-perestanesh-menya-razdra..

Гамлет за рулем

Есть такие сервисы вызова такси, где на телефон клиенту приходит короткое сообщение о прибытии машины и указывается имя водителя. Вызываю однажды машину, получаю СМС: автомобиль марки (предположим) «Нисан», цвет (предположим) черный, водителя зовут Гамлет. Вообще-то я не помню точно марку и цвет той машины, но не забуду имя водителя. Без всяких «предположим» водителем был Гамлет. «Очень, – думаю, – интересно знать, какой же из себя этот таксист Гамлет. В берете? Со шпагой? С грустными глазами, как у Смоктуновского?..» Приезжает машина, я выхожу из дома, сажусь в кабину. За рулем восточного вида человек лет сорока. Худой, коротковолосый, в щетине. Ничего нордического. Ничего потустороннего и загадочного. Спрашиваю: «Вы Гамлет?» Он говорит: «Гамлет. Куда ехать?» Я ответил, и мы поехали.

Но ведь интересно же: почему Гамлет? Почему не Дон-Кихот, не д’Артаньян? Я спросил. Без подколок. По-доброму. Он говорит: «А у меня папа был театрал. Врачом работал. Простым врачом. Не начальник больницы, не чиновник. Просто участковый доктор. Но влюблен был в театр без памяти. Мог километров за сто в Баку ехать на спектакль или на оперу и потом ночью возвращаться, чтобы утром быть на работе. Вот он меня Гамлетом и назвал». Спрашиваю: «А еще братья и сестры есть?» – «Есть». – «А они, – говорю, – Джульетты, Офелии, Меркуцио?» Он невозмутимо крутит руль (привык, небось, к таким вопросам): «Нет. У них простые имена. Только я один – Гамлет». Едем дальше молча. Я улыбаюсь в окно. По-доброму. Потом говорю: «Вы ведь азербайджанец, да? Если в Баку отец в театр ездил, значит – азербайджанец. А знаете, был еще такой азербайджанец, которого Онегиным звали…» Теперь уже он улыбается: «Нет, не знаю».

http://www.pravoslavie.ru/97296.html

Бывает, придет сторонний человек в храм, там ему скажут что-то неласковое, он обидится и решит, что больше сюда ни ногой. Или увидит, как прихожане без очереди к исповеди рвутся. Как быть?
Почему мы скучаем на литургии
Запрещать проще, чем разрешать
Что запрещено верующим?
http://www.pravmir.ru/gospodu-pomolimsya/

Отвечает Константин Ольховой, врач-психиатр, психотерапевт 

Темы обиды, вины и прощения огромны, даже бесконечны, по ним существует великое множество книг, статей, лекций. Здесь же я расскажу о тех вещах, которые важно знать каждому. 

Непрощенные обиды — болевые точки в душе человека 
Как часто нам говорят, что обиды надо прощать. И, вроде бы, это должно быть очевидной вещью, а тем более для христианина, который понимает важность прощения. Но почему же в абсолютном большинстве случаев психотерапевт сталкивается в работе с темой того или иного непрощения? С непрощением, которое мешает человеку жить, с не проработанными обидами, которые выжигают человеку душу. 

Часто мы подходим к теме прощения формально: говорим «я прощаю», не простив искренне. Делаем вид, что простили, формально выполнив социальные и религиозные «нормы и правила». Не вскрываем гнойник, а загоняем его глубоко внутрь. Но гнойник никуда не девается. Вот и обиды — это скрытые глубоко внутри гнойники, которые могут какое-то время не болеть, но в итоге они все равно начинают давить, вызывать «воспаление» и т. д. Классический пример — скрываемые от самих себя детские обиды на родителей, часто вполне справедливые. Причём к самой обиде добавляется ещё и чувство вины за обиду, которое может быть больнее самой боли: «Ведь родители — святое! Их надо почитать! Как можно на них обижаться!» И мы вновь и вновь пытаемся подавить эту обиду, не понимая, что подавление не лечит, а лишь загоняет проблему внутрь. Но ведь почитание не означает, что разбирать свои боль и обиду, связанные с родителями, не нужно. 

Почти в каждом человеке живет непрощенная обида 
Непрощённые обиды — одна из самых частых проблем в супружеских отношениях, когда семейная жизнь превращается во все возрастающий ком взаимных обид. Со временем, когда этот ком достигает гигантских размеров, это почти неминуемо приводит к разрушению брака. И не важно, будет ли это юридически оформленный развод или формально совместное проживание чужих, враждебных людей. 

А есть ведь и совсем «странные» обиды, обиды, в которых не признается себе большинство людей. О которых они скажут: «Это точно не про меня! Это невозможно, мерзко, гадко и аморально!» Я говорю про обиду на близких за то, что они… умерли. Звучит очень странно. Но спросите себя: «А мне не обидно, что меня бросили? Не обижен ли я на родителя, супруга, ребенка, близкого мне умершего человека — за то, что он меня оставил тут одного, за то, что своим уходом сделал мне так больно?» Разум будет кричать, что это глупости, что близкий не виноват в том, что он умер, что он не хотел оставлять вас одного. Но кто-то маленький и несчастный внутри нас знает, что от правильных слов ему не становится легче, что боль и обида живут. По своему опыту скажу, что эта обида, в том или ином виде, есть практически у всех людей, переживших потерю. 

Не бойтесь признаваться 
Если вас что-то сильно задело, не стесняйтесь признаваться в этом, прежде всего, самим себе. Любая попытка уйти от обиды, говоря «ну что вы, все нормально, мне совсем не обидно» или «ну что вы, я давно простил», будет только загонять гнойник внутрь. Нет — «мне обидно, мне очень обидно и очень плохо». Только разрешив себе это прочувствовать, можно выйти из состояния (явной или затаенной) обиды. 

Не копите! 
Это очень важный момент. Если вы обиделись на человека, лучше сразу сказать ему об этом и попытаться вместе разобраться в проблеме. Не собирайте в себе пять, десять, сто обид. Чем их больше, тем труднее с ними потом справиться. 

Формальные «прости — прощаю» без подлинного прощения не имеют смысла 
Что мы вкладываем в слово «простить»? Забыть и сделать вид, что ничего не было? Так же, как прежде, радоваться человеку, который причинил тебе боль?.. С психотерапевтической точки зрения простить — значит отпустить. То есть не испытывать боли, переживаний, гнева, ярости по отношению к человеку. 

Если вы чувствуете, что какая-то непрощенная обида (входящая или исходящая) вас гложет, постарайтесь ее искренне отпустить. Да, это работа со своей душой. «Все, я больше не хочу обижаться, потому что от этого плохо мне, а не тому, на кого я обижаюсь, это меня пожирает и не дает мне жить». 

Проблема в том, что люди очень часто просят прощения или прощают формально: «Ой, прости, пожалуйста» — «Да ну, что ты, я на тебя не обижаюсь». А реального отпускания проблемы нет. Поверьте, что формальные «прости —прощаю» не работают. 

Прощать ли тех, кто не просит прощения? 
Прощать. Но как? Решат ли слова «я должен простить» проблему? Нет. Ведь что такое обида? Эта наша реакция на действия, которые задели наше слабое место. Но если мы просто скажем себе, что «мы должны простить обиду», то наше слабое место никуда не денется. Мы так и останемся его заложником. А вот если мы скажем себе, что хотим простить, то нам придётся найти в себе источник обиды. Нам придётся найти это слабое место, придётся проработать его. И тогда обида отпустится, ибо у неё не останется точки приложения. А наша душа станет немножко свободнее. 

А если человек не хочет вашего прощения? 
Важно понимать, что за фразой «Я никогда ни у кого не просил прощения» всегда стоит какая-то психологическая игра. Почему человек не признает свою вину, какую выгоду он из этого извлекает? Поэтому, если это не крайне близкий для вас человек, лучше формализовать дальнейшее общение. Не для того, чтобы его наказать, а для того, чтобы себя защитить. А с близким? За близкого мы можем бороться, снова и снова стуча в его сердце. И — достучаться. Или… отступить, понимая, что это уже не близкий. 

Это не обязательно произносить вслух, это надо сказать себе. Человек один или несколько раз так поступил и не считает, что поступил неправильно. Значит, он может сделать это снова, и я должен быть к этому готов. Я не держу на него обиды, зла, но я просто знаю, что такое может снова случится. Точно так же, как я не держу зла на грозу, ураган или землетрясение, но при этом понимаю, что они представляют для меня опасность, и я стараюсь как-то себя обезопасить. 

Просить прощения можно не только словами 
Не забывайте, что есть люди, которым очень тяжело попросить прощения словами. Может, человек и не хочет, чтобы на него обижались, но просто не может произнести эти три заветных слова. Зато нередко такие люди всем своим видом и своими действиями пытаются показать, что были неправы — и тем самым перед нами извиняются. Засчитывать это как просьбу о прощении? Думаю, да. Такое поведение часто имеет гораздо больший вес, чем слова, которые снова приводят нас к проблеме формализма: «Ой, я тебе ногу сломал? Ну извини, пожалуйста». 

Очень важно научиться признавать свою неправоту 
Наш читатель опасается: «Ты вроде бы чувствуешь, что обязан попросить прощения, хотя, может быть, и виноват только отчасти. Но что, если твою просьбу о прощении человек воспримет как признание твоей капитуляции?» 

С одной стороны, мы, скорее всего, снова имеем дело с какими-то искаженными взаимоотношениями. Почему вы так боитесь, что ваши извинения воспримут как капитуляцию? Не кажется ли вам, что, если вы в ответ на ваше извинение ждете от человека фразы: «Ага, ты капитулировал!», это значит, что ваши отношения складываются каким-то скандально-деструктивным образом? Нужно ли вам это вообще? Не повод ли это для того, чтобы в корне изменить отношения? 

С другой стороны, часто бывает так, что человек абсолютно прав по содержанию, но неправ по форме. Если вам, к примеру, что-то не понравилось в поведении другого и вы устроили по этому поводу безобразный скандал, наорали так, что человек ушел весь в слезах, разумеется, вам следует сказать: «Извини, я устроил ужасный скандал, я абсолютно не прав. Но при этом мне все равно не нравится то поведение, на которое я так по-дурацки, некрасиво отреагировал». 

Любому ребенку и взрослому важно научиться признавать свои ошибки. От вас не требуется тотальное признание своей вины за всё. Если вы чувствуете, что в чем-то неправы, нужно просить прощения за конкретные вещи. И когда вы искренне признаете свою ошибку, когда вы совместно анализируете, почему так случилось, как это исправить, как не повторять этого в дальнейшем — это намного эффективней и для вас, и для окружающих, чем просто кричать: «Я виноват, прости меня, прости!» Вот это и есть здоровые отношения — когда люди пытаются проработать ситуацию, понять, что послужило причиной конфликта и разобрать свои ошибки. 

Сбрасывая камень с души, не покалечь окружающих 
Есть такая поговорка, и она наилучшим образом отвечает на последний вопрос нашего читателя. Если вы когда-то причинили человеку зло, о котором он не знает, если вы чувствуете, что виноваты перед ним, но боитесь своими словами сделать ему больно, разрушить его семью или даже жизнь, если ситуация уже неисправима — попросите у него прощения мысленно. Решите эту проблему без его участия, разберитесь сами со своей душой. Главное — искренне осознать свою неправоту. 

Запомните: обиды — не неизбежность! С ними можно работать и справляться 
Но надо четко понимать, что это душевный труд — большой, тяжелый и почти всегда очень болезненный. Может, и есть такие продвинутые люди, которые могут просить прощения и прощать легко и весело, но я таких в своей жизни ни разу не встречал ни среди мирян, ни среди священников. Это трудно, но необходимо. Потому что, если мы не проработаем нашу обиду, в какой-то момент жизни она начнет нас съедать. 

Далеко не с каждой обидой можно справиться в одиночку 
В некоторых случаях человеку нужна помощь со стороны. Какие есть варианты? Например, вы можете разобраться в проблеме вместе с тем человеком, на которого обиделись, — но только если он искренне готов вам помочь, готов работать вместе с вами. Если не получается решить вопрос между собой, можно обратиться за помощью к психотерапевту, который поможет посмотреть на то, на что самому посмотреть не удаётся.
http://foma.ru/obida-chuvstvo-vinyi-proshhenie-chto-n..

Нужно ли учить мальчиков драться? 
Бить или не бить — вот в чем вопрос, с которым рано или поздно сталкивается любой православный родитель, у которого растут мальчики. И речь тут вовсе не о физических наказаниях собственных детей. Так уж устроена мальчишеская жизнь, что утверждать себя в ней приходится иногда через банальную драку.
http://foma.ru/papa-i-boytsovskiy-klub.html

Портал «Православие.ру» представляет цикл статей протоиерея Андрея Ткачева «Сила книги», посвященный цивилизационной роли книги, ее влиянию на судьбы людей, литературе как «локомотиве жизни».

Следом за героем

Один мне знакомый человек в пору нежной и восприимчивой юности прочел трилогию Т. Драйзера. Ту самую, где есть «финансисты», «титаны» и «стоики». Внимательно прочел. Умилился размаху, позавидовал глубине страстей и способам их удовлетворения. Сложностям устрашился, но и смелости преодоления сложностей позавидовал. Возжелал, конечно, последовать примеру идеально выведенного на страницы неидеального персонажа – и стал со временем бизнесменом. Книга, так сказать, воплотилась в читателе. Он – не подумайте – не только Драйзера читал. Он многое читал и ограниченным в познаниях не был. Но драйзерова трилогия – бац! – и сделала с его сердцем то, что сделал сыр с Лисой у И. Крылова.

Вдруг сырный дух Лису остановил.
Лисица видит сыр. Лисицу сыр пленил.

Пленилось сердце. Остановилось прежнее течение жизни. И однажды плененное «сырным духом» сердце будет, пожалуй, всю жизнь искать воплощения своих грез поры первой любви. И найдет что-то, и разочаруется в чем-то, и утешится чем-то (не без того). Но это будет движение поезда вслед за локомотивом, паровозиком даже, где роль поезда сыграет жизнь, а роль паровозика – в юности прочитанная с любовью большая книга.

Другой известный мне человек прочел Ф. Достоевского. Раньше, чем Драйзера. (Тут ведь важно, что раньше прочтешь.) И не всего Достоевского он прочел, а только «Братьев Карамазовых». Да и не все его там увлекло. Но мушкетерский точечный укол в сердце произвела глава о русском иноке в первой части романа. И то, что нужно пострадать; и то, что нужно всю тварь благословить, к любви через покаяние прийти; и то, что из тишины и безвестности придут всенародные помощники, как и раньше приходили… В общем и целом, эта глава заставила его плакать, бегать по друзьям с открытым фолиантом, убеждать, ссориться и спорить. Из друзей одни вступали в спор, другие смеялись, третьи попросту не открывали двери. Но да пусть их, друзей. Дело не в них, а в том, что одна глава из одного романа привела (непредсказуемо, как говорят – «совершенно случайно») мирского молодого человека со временем в монастырь. Потому что если есть такое явление, как «русский инок», и если в нем могут быть разрешены все вопросы русской и мировой истории, то нужно быть не до конца честным человеком, чтобы плакать над романом, а жизнь не менять. Честный человек, если уж что, то обязан жениться. И если уж заплакал над строчками, через око в душу заползшими и там разлившими свет, то надо делать что-то. Даже этим самым «русским иноком» становиться надо. А как иначе?

http://www.pravoslavie.ru/96810.html

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Цикл «Сила книги». Статья 2-я

Чтобы не затеряться в джунглях

В подростковом возрасте нужно читать о путешествиях, пиратах, приключениях. Фенимор Купер, Жюль Верн, Стивенсон… Какая-то невосполнимая потеря угадывается там, где подросток не зачитывается за полночь, не мечтает над книгой, не представляет себя одним из героев. Потом, когда его обожжет изнутри неукротимо просыпающаяся сила пола, когда он начнет томиться и грустить, ему может не удаться взять в руки томик поэзии или серьезную книгу о той жизни, где не так много приключений, зато много слез и ошибок. А как же не сойти с ума в период созревания без умного шепота хорошей книги? И в зрелом возрасте, не привыкший читать, он не потянется к философии, к религии, к истории. Он просто останется недоразвитым. И только потому, что у него нет навыка того молчаливого собеседования с автором, спрятавшимся в буквах, – навыка, именуемого чтением.

Наша эпоха, бегущая в пропасть стремглав и теряющая по дороге накопленные столетиями навыки, должна знать, что вырастает из человека, не привыкшего к чтению. И что представляет собой общество, состоящее из нечитающих людей. Образ затерянного в джунглях некогда цветущего города появляется в воображении при этих мыслях. Вспомните мультфильм «Маугли» или фильм Ф. Копполы «Апокалипсис сегодня». В первом случае бандерлоги скачут по увитым лианами руинам храмов и дворцов. Во втором – сумасшедший белый вождь чинит суд над жителями джунглей среди развалин древней цивилизации. А ведь раньше и там, и там кипела иная жизнь: звучала музыка, выслушивались советы мудрых. Теперь всё кончилось. И чем сменилось? Новым варварством на треснувших камнях никому не понятного прошлого. Так уже бывало в истории, и кто поклянется, что так более быть не может? Может. Мы уже сегодня топчем треснувшие камни непонятного прошлого, которое до тех пор не заговорит с нами, пока мы не подружимся с книгой.

http://www.pravoslavie.ru/96983.html

КОГДА КНИГИ ЖГУТ

Цикл «Сила книги». Статья 3-я

Если бы книги были безделицей, их бы не жгли. А так жгут. Жгут регулярно и аргументированно. Халиф Омар сжег Александрийскую библиотеку, сопроводив поджог сакраментальной фразой: «Если во всех этих книгах есть то, что есть в Коране, то зачем они? А если в них нет того, что есть в Коране, то тем более зачем они?» Жег книги Гитлер. Жег марксистов и ленинистов, но также Брехта, Ремарка и еще многих, кого считал вырожденцами и выразителями бессмысленности.

Вообще везде, где есть законченное, окристаллизованное мировоззрение, люди будут с удовольствием печатать одни книги и с удовольствием сжигать другие. Печатать Новый Завет и сжигать сонники и гороскопы. Или печатать Коран и сжигать Евангелие. Или печатать «Майн Кампф» и сжигать всё остальное. Печатать документы Пленума и жечь всё, где говорится о Боге. Речь не о гонениях на людей. Речь о неприятии враждебных идеологий. Огонь и вода не мирятся.

Ловушка всеядности

Мы, христиане, не исключение. В книге Деяний описывается сожжение оккультных книг покаявшимися от проповеди апостолов людьми. Это не варварство. Это добровольный акт уверовавших людей, переоценивших свое прошлое. Да мы и сейчас отдали бы с радостью огню справочники по идольским требам, всякое чернокнижие, всякие источники разврата и соблазна – все то, что портит души, сквернит умы, множит соблазны. Сегодня, как и всегда, если некто, покаявшись, спрашивает: «А что мне делать с той бесовской литературой, которую я собирал и которой зачитывался?» – мы отвечаем: «Сожги». Людей никогда не жги, но сожги книгу, содержание которой есть яд и от действия которого ты исцелился. Именно так и не иначе.

http://www.pravoslavie.ru/97147.html

Постоянно слышу фразы: «это вас грех одолевает», «это в вас страсти бушуют», «а это — ваши пороки».
И я уже запутался. Чем грех отличается от страсти, от порока? С чем мы должны бороться и что мы должны исповедовать священнику? Только грехи? А про страсти, пороки, похоти, помышления тоже должны рассказывать?

И что все эти понятия означают на практике? Вот например, меня всю жизнь мучает злость и агрессия, мне вечно что-то не нравится, я злюсь и срываюсь на самых близких людей по любому пустяку.
Это мой грех? Страсть? Порок?

http://foma.ru/greh-strast-porok-v-chem-razlichie-i-kak-s-nimi-borotsya.html

No images found.

«Во время жизни Сергия Радонежского над нашей родиной было татаро-монгольское иго. Начиная от князя и заканчивая простым человеком, все страдали от нашествия татарского. И именно преподобный Сергий благословил Димитрия Донского на битву против захватчиков: «Идите Богом, вы победите в этом сражении.» И правда, после своего поражения татары признали: «Силён Бог русских!» 
Преподобный Сергий увещевал, наставлял князей, которые постоянно между собой воевали и тем ослабляли Русь, а татары пользовались этим. Без Сергия, наверное, мы бы не могли назвать Русь святою. Он воспитал многих учеников, которые потом разошлись по лесам, степям, где строили скиты и монастыри. 
И сегодня Троице-Сергиева лавра является неким светом для всем. Духовное училище, семинария и академия воспитывают будущих митрополитов, епископов, священников, которые разъезжаются по всей нашей стране и продолжают говорить о преподобном Сергии, о его подвиге, о его значимости в истории Руси, и все это происходит по молитвам преподобного Сергия. Кто был в Лавре, в этом старинном соборе, знает, какая там благодать, какая Божественная энергия. Люди, приходящие к преподобному со своими проблемами, заботами, уходя, получают просимое. И всё это по любви великой преподобного Сергия к Богу и человеку. 
Мы имеем радость, что у нас есть икона преподобного Сергия с частицей святых мощей, которая сейчас находится в храме святого Иоанна Предтечи. Потом она будет передана в построенный храм, в воскресную школу. 
Святой Сергий является покровителем учеников их родителей и учителей. И мы планируем в этой школе начнем еженедельно молиться об успехах в учебе. 
Вспоминая о том, что преподобный Сергий был примирителем, объединителем князей, я бы хотел отметить, что сегодня, как и во все времена люди разделяются по социальным слоям и способностям: кто побогаче, кто победней, поглупее или поумнее. И только Бог и Церковь объединяет нас. Ведь это то место, где равны все: и губернатор, и учитель, и рабочий. Потому что у Бога нет этого разделения, Бог смотрит на сердце человека. 
Мы все проходим жизненные испытания: скорбями, богатством, славой, почётом. Преподобный Сергий, понимая, что эти искушения могут помешать спасению души, всё оставил и ушёл в лес. Конечно, нам всем совсем не обязательно уходить в лес, но мы должны подражать вере его. Слава, почёт, богатства - это дар Божий. Как было сказано в Евангелие: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем». Христианин - это очень сильный и богатый человек, у него много радости! Ведь радость идёт изнутри, из сердца, а она приходит только когда мы живём по заповедям Христовым. Когда причастились, сделали какое-то доброе дело - нам хорошо. Стоило оступиться, согрешить, становится плохо, тоскливо, благодать уходит. Верующие люди более здоровы, потому что они меньше грешат и больше каются, а болеем мы часто от греха. Святая вера - вера торжества, победы духа, любви, жертвы. И жизнь преподобного является свидетелем тому. 
Будем молиться преподобному Сергию, чтобы он был нашим небесным покровителем и заступником. Этот храм нужен нам, и мы его сами должны построить в знак любви к Богу и святому. Я верю, что случится. И вас прошу молиться об этом. Аминь.»