Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

Мой друг-священник недавно венчал молодую пару. Современные, красивые, умные. Он – успешный сотрудник высокотехнологичной компании, она – переводчик, знаток английской литературы XIX века. Прямо светятся от любви и нежности друг к другу. Глаз не оторвать.
…На следующий день после венчания молодая пара поехала в дорогую частную клинику, где счастливая новобрачная сделала аборт. Когда друг-священник узнал об этом, плакал как ребенок. Рассказывает, а сам трясется от гнева: представляешь, что за люди? Они шли венчаться, заранее зная, что завтра с утра убьют собственного ребенка…

Я слушал и думал: «Как же так? Ведь они же крещеные, раз пришли. Православные…»

Каждый год в нашей стране совершается более трех миллионов абортов. И большинство этих детоубийц, счастливых, успешных, молодых и не очень, по всей видимости, , крещены в православную веру. Они встают с утра и идут убивать своих детей. Каждый год три миллиона изрезанных скальпелями, вытравленных кислотой невинных и непрощённых. Один Екатеринбург и половина Калуги под нож. А потом мы говорим про любовь. И тогда Ангелы затыкают уши и начинают плакать. Вдумайтесь, как звучит: «Я беременна, но это временно, и будет так, как мы захотим». «Мы оставили отпечатки наших ботинок на Луне, и когда возвращались, Бога там не встречали». Это утвердило нас в собственном превосходстве и стало началом нашего конца. Нет ни одного зверя, у которого не
было хотя бы капли жалости. Но у нас нет жалости. Потому что мы не звери…

Денис Ахалашвили

Преподобный Корнилий Крыпецкий (день памяти 10 января).

В 25-ти ки­ло­мет­рах от Пско­ва на неболь­шом ост­ров­ке сре­ди бо­лот и ле­сов рас­по­ло­жен Иоан­но-Бо­го­слов­ский Кры­пец­кий мо­на­стырь. Его ос­но­ва­те­лем в ХV ве­ке стал пре­по­доб­ный Сав­ва, ко­то­рый по­се­лил­ся в этом глу­хом и непро­хо­ди­мом ме­сте.

В ХVI ве­ке в Кры­пец­ком мо­на­сты­ре при­ня­ли ино­че­ство пре­по­доб­ный Нил Сто­ло­бен­ский и бла­жен­ный мо­нах Кор­ни­лий. Частички их мощей хранятся и в нашем храме в ларце с мощевиками справа от аналоя.

Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий был родом из де­рев­ни Ве­ли­кое Се­ло Кри­во­вицко­го при­хо­да Выш­не­гал­ков­ской во­ло­сти, что в вось­ми ки­ло­мет­рах от Пско­ва. С трёх лет Лу­ка (имя бла­жен­но­го мо­на­ха Кор­ни­лия в ми­ру) был на­де­лён да­ром про­зор­ли­во­сти и брал на се­бя чу­жие гре­хи. Все про­ка­зы сво­их сверст­ни­ков он при­пи­сы­вал се­бе.
– Бы­ва­ло, вы­та­щат ре­бя­тиш­ки в ого­ро­де бу­ра­ки, а он уже кри­чит: «Это я. Это я!» Ну, ко­неч­но, его и ру­га­ли, и на­ка­зы­ва­ли, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­си­лий Гра­фов, лич­но знавший и почитавший от­ца Кор­ни­лия.

Уже в дет­стве Лу­ка лю­бил по­се­щать Бо­жий храм. Бу­дучи пас­ту­хом, он ча­сто остав­лял свое ста­до на во­лю Бо­жию, а сам ухо­дил к цер­ков­ной служ­бе, и ста­до его не раз­бе­га­лось.
– Сам Бог пас его ко­ро­ву­шек, – го­во­рил псков­ский юро­ди­вый Мат­фей.
– Лу­ка был по­лу­сле­пой. Он не был обу­чен гра­мо­те, и ко­гда я как-то сду­ру по­ста­вил ему это на вид, – рас­ска­зы­ва­ет Ва­си­лий Гра­фов, – отец Кор­ни­лий на это толь­ко крот­ко от­ве­тил: «Что пти­цы го­во­рят, я и то знаю...»

В Кры­пец­кий мо­на­стырь Лу­ка при­шёл в ран­ней мо­ло­до­сти, нёс по­слу­ша­ние по сбо­ру по­жерт­во­ва­ний на мо­на­стырь, был го­стин­ни­ком. Он ско­рее по­хо­дил на без­за­щит­но­го ре­бён­ка, чем на взрос­ло­го че­ло­ве­ка. Его недо­люб­ли­ва­ли, стес­ня­ли, ему да­же за­ви­до­ва­ли, ибо у бла­жен­но­го Кор­ни­лия бы­ло мно­го по­чи­та­те­лей. У стар­ца Кор­ни­лия ни­ко­гда не бы­ло от­дель­ной ке­лии. Со­би­рая по­жерт­во­ва­ния на мо­на­стырь, мо­нах Кор­ни­лий бо­ял­ся ко­пей­ку на се­бя из­рас­хо­до­вать, хо­тя ча­сто в том бы­ла ост­рая нуж­да. Он обыч­но тер­пе­ли­во ждал, ко­гда кто-ни­будь пред­ло­жит по­есть.

Пре­по­доб­ный Кор­ни­лий от­ли­чал­ся ве­ли­кой лю­бо­вью к лю­дям, всех при­хо­дя­щих к нему чем-ни­будь да уго­щал. «Де­туш­ки мои...» – обыч­но го­во­рил он. Лю­би­мым из­ре­че­ни­ем стар­ца бы­ло: «Дру­го­му по­же­ла­ешь – се­бе по­лу­чишь!» Со­би­рая на мо­на­стырь, мо­нах Кор­ни­лий обык­но­вен­но со­би­рал боль­ше всех. Спо­со­бы сбо­ра у него бы­ли осо­бен­ные.
«Бы­ва­ло, при­дёт на Та­лаб­ские ост­ро­ва, – рас­ска­зы­ва­ла его од­но­сель­чан­ка Ан­на Федо­ро­ва, – ся­дет в ка­кой-ни­будь из­бе под ико­ной, начнёт мо­лить­ся, по­ми­нать усоп­ших, всех по­мянет. И от­ку­да он знал име­на? Ну, ры­ба­ки и несут ему снет­ки в бла­го­дар­ность...»
https://azbyka.ru/days/sv-kornilij-krypeckij

Цитаты из книг и проповедей св. Луки о любви:
"Любовь не может заключаться в себе самой, ибо основное свойство ее - потребность изливаться на кого-нибудь и на что-нибудь"
"Именно любовь – ни вера, ни догматика, ни мистика, ни аскетизм, ни пост, ни длинные моления не составляют истинного облика христианина. Все теряет силу, если не будет основного – любви к человеку. Даже самое дорогое, что есть для христианина, - вечная жизнь – обусловливается тем, любил ли человек в жизни своей людей, как братьев своих. Святой апостол Иоанн Богослов учил: Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти (1 Ин.3:14). Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин.4:20)."
"Что значит подлинно любить человека? Все возвышенное трудно поддается логическому определению. Как сказать, что такое христианская жизнь в любви, если сила ее проявляется больше всего в терпении? Любовь долго терпит, милосердствует, не завидует и никогда не превозносится, Любовь не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается и не мыслит зла. Любовь покрывает собой множество недостатков и противоречий; не потворствует, но, прикрывая, изживает. Где любовь, там всегда доверие, где любовь, там всегда и надежда. Любовь все переносит, потому что сильна. Истинная любовь постоянна, не иссякает и некогда не перестает.
Этот гимн любви прозвучал впервые в устах первых апостолов христианства. Мы привели его целиком словами святого апостола Павла: Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью, - писал он римским христианам, в почтительности друг друга предупреждайте (Рим.12:10)."

http://www.pravoslavie.ru/77997.html
 

Один из самых любимых красноярцами святых - архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) на самом деле именуется Церковью Крымским. 28 декабря, собор Крымских святых – повод, никогда не лишний, вспомнить святителя. Частичка его мощей в нашем храме покоится в иконе, стоящей на подставке слева от аналоя. Ещё одна икона св. Луки убрана в самый большой и красивый киот, такой же, как главная храмовая икона - Иоанна Крестителя.
Поскольку именно из Крыма Православие распространилось по всей Руси, очевидно, что многие Крымские святые – не местночтимы, а всемирно известны. Апостол Андрей Первозванный, создатели славянской письменности равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, равноапостольный князь Владимир… И вот эдакий-то список достойно завершает наш любимый Лука. Любим он не только нами. Греческая Православная церковь чтит его наравне со св. Пантелеимоном. Во многих греческих больницах и госпиталях висят иконы св. Луки, подобно тому, как сам хирург Лука Войно-Ясенецкий молился перед каждой операцией перед иконами, наличие коих требовал в своих операционных. Более подробно о Соборе Крымских святых – в журнале «Фома».
http://foma.ru/poluostrov-svyatosti.html
Назначенный архиепископом в Крымскую епархию в 1946 году, владыка, как и везде прежде обучал молодых военных врачей, делал абсолютно бесплатные операции и обследования. На свое нехитрое жалование поддерживал бедных. В отношении священников архиепископ был очень строг. Он презирал корыстолюбие и настоятельно просил священников не лениться проповедовать. К мирянам владыка относился с любовью, очень важной частью своего пастырского подвига считал проповедь. Сохранилось огромное количество прекрасных речей святителя. Одну из них, произнесённую в 28-ю неделю по Пятидесятнице в 1951 году, предлагаем вашему вниманию
http://predanie.ru/luka-voyno-yaseneckiy-svyatitel/bo..
Притча о званных на вечерю
Выслушайте слова св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные им в его великом Апокалипсисе: «И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых. И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званые на брачную вечерю Агнца. И сказал мне: сии суть истинные слова Божии» (Апок. 19, 6–9).
Блаженны званные на брачную вечерю Агнца.
Об этой брачной вечере сказал Господь свою великую притчу о званных на вечерю, которую слышали вы в нынешнем евангельском чтении.
Евангелист Лука говорит, что некоторый человек устроил вечерю великую, а апостол Матфей иначе говорит о том же самом: «Царство небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего…» (Мф. 22, 2).
Вот то, что говорит Матфей, чрезвычайно близко подходит к словам апостола Иоанна Богослова, которые читал я вам сейчас в Апокалипсисе.
Эта вечеря была именно брачный пир Сына Божия, а Сам Бог Отец устроил эту великую вечерю. Что же дальше слышим мы?
Были заколоты тельцы, овны, все было приготовлено для брачного пира Сына Божия, Которого скрыл Лука под видом некоторого человека.
И когда все было готово, когда настало время ужина, послал он раба сказать званным: «Идите, ибо уже все готово».
Заранее были приглашены, были заранее званы на брачный пир некоторые избранные.
Кто были эти избранные, кого первых звал Господь на брачную вечерю Сына Своего?
Это были вожди народа израильского, это были учители его — первосвященники, книжники, фарисеи, члены синедриона, старейшины народа — их в первую очередь звал Господь на пир Свой.
Он даже не ограничился однократным приглашением: когда все было готово к пиру, Он опять послал раба сказать, что все готово, идите, идите на пир.
И как ответили эти избранные, эти вожди народа израильского?
«И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти и посмотреть ее; прошу тебя, извини меня».
А по-славянски сказано гораздо лучше: «Молю тя, имей мя отречена», — отрекаюсь от твоей вечери.
Он купил землю и поэтому считал совсем неинтересным брачный пир Христов, вечерю Сына Божия. Ему дороже была земля, купленная им, ибо только на земное возложил он все свое упование, только к земному обратил сердце свое, только к земным благам направлены все стремления его, все помыслы, а потому не хочет он никакой вечери в царстве Божием, она ему неинтересна, важнее та земля, которую купил.
«Другой сказал: Я купил пять пар волов и иду испытать их; молю тя имей мя отречена».
Он купил пять пар волов, значит, не был бедным человеком: он был богат, и из-за этих пяти пар волов отказался от вечери в царстве Божием.
О, окаянный любостяжатель! О несчастный, привязанный всем сердцем только к богатству, только к благам земным.
Знаем, знаем мы, что кто вступит раз на путь любостяжания, никогда не сходит с него, ибо любостяжание всецело овладевает сердцем человека, делает сердце это ничем ненасытимым, ибо чем больше приобретает человек, тем больше разгорается его страсть к приобретениям, тем ненасытимее хочет он новых богатств.
«Третий сказал: я женился; и потому не могу прийти».
Первые два все-таки извинялись, а этот даже не извинился, он просто и грубо говорит: не нужна мне твоя вечеря. Я женился, мне предстоят брачные утехи, которые мне гораздо дороже твоей вечери. Имей мя отречена.
Опять человек, преданный всем сердцем земному.
«И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место».
Кто эти слепые, хромые, нищие и убогие, которых собирал хозяин вечери по улицам города?
Это те, о которых говорит апостол Павел в послании Коринфянам: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее…» (1 Кор. 1, 27–29).
Это были нищие и телом, и духом, это были смиренные, простые люди, которые не кичились своей мудростью, ибо книжной мудрости не имели, были необразованными людьми.
А ведь вы же знаете, что Своих святых апостолов Господь Иисус Христос избрал именно из таких, из ничего не знающих от науки, от мудрости человеческой, простых рыбарей. Потом еще 70 избрал.
Они из тех, которые ходили за Ним, а ходили толпы людей, совсем иначе настроенных, чем вожди израильские, ненавидевшие Христа из зависти к Нему.
Это были люди простые, хотя и грешные, и тяжко грешные, как мытари и блудницы, но которые омывали слезами своими ноги Его и отирали их распущенными волосами.
Это были не мудрые, не знатные — это были униженные.
Они чувствовали сердцем своим, хотя и грешным, но сохранившим чуткость, святость Господа Иисуса, чувствовали огромный контраст между Христом, Святейшим святых, и самими собой, сосудами греха и нечистоты.
И эта святость Христова привлекала к Нему их — всех этих хромых, спотыкающихся на греховных путях своих; всех этих слепых, ничего не видевших в сердце своем, что надлежало бы видеть, в чем надлежало покаяться.
Это они — нищие, хромые, слепые, убогие — это они обратили сердца свои к Спасителю нашему, их собрал раб господина по улицам города. Но осталось еще место.
И тогда «господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой» (Лк. 14, 17–24).
Кого это велел Он искать по дорогам загородним, по проселочным путям, по изгородям?
Это язычники, среди которых с такой быстротой распространилось евангельское слово, это язычники, жившие далеко, далеко от Иерусалима, это язычники той великой империи Римской, которая покорила себе весь тогдашний мир. Это они, покоренные в течение трех веков проповедью о Христе, это они, пролившие в этом процессе своего познания Христа так много крови, мученики Христовы — это они, темные язычники, блуждавшие по перепутьям.
Это их призвал Господь.
Знаете вы, что Евангелие Христово в течение трех веков покорило себе весь тогдашний языческий мир. Вот кем наполнилась горница, уготованная для пира.
Св. Матфей прибавляет еще нечто важное, о чем умолчал Лука: «Царь, вошедши посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал. Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте в тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 22, 11–13).
А это кто: одетый не в брачную одежду? Это один из тех, которых немало даже среди нынешних христиан, один из тех, кто не понимает, что «царство Божие силой берется, и употребляющие усилия восхищают его».
Это тот, который полагал, что получив отпущение и прощение грехов в таинстве крещения, уже чист; это один из ханжей, которые думают, что только одним внешним соблюдением обрядов, одной внешней набожностью можно заслужить царствие Божие.
Не хотят видеть той грязи, которой так много в сердцах их, не хотят сознавать, что одеты в грязное рубище, зловонное рубище, сотканное из их грехов, и все-таки смеют лезть на вечерю Христову.
О как нужно их изгнать, не терпеть присутствия их! Как допустить их к участию в вечере великой?! В царстве Божием место только святым и более никому.
Ну что же, скажем ли, что притча Христова относится только к тем древним людям, врагам Христовым, вождям народа израильского, и нечестивым книжникам и фарисеям?
Не скажем, не скажем: слова Христовы вечны, имеют они вечное и непрестающее значение и в наши дни, и для нас, живущих почти через две тысячи лет, имеют глубокое значение. Ибо подлинно, разве не все люди, которых Он искупил Божественною Кровью Своею, призваны на вечерю в царстве Божием?
А многие ли откликаются на призыв?
О как их мало, как мало!
О Господи! Как страшно, что вечеря Христова уничижается!
Огромное, огромное множество людей так поступают: им нет дела до царства Небесного, они не верят в вечную загробную жизнь, не верят в Бога и в Царствие Его вечное; они идут своим путем, отвергши путь Христов.
Что же, пусть идут — их воля, но пусть смотрят, куда придут. Увидят, увидят, поймут, что отвергли, над чем смеялись и издевались.
Но в роде человеческом далеко не все таковы.
Из числа отвергших вечерю Христову есть много, очень много таких, которые веруют в Бога, которые любят Христа и хотели бы войти в Царство Небесное.
Но на вечерю они не идут, но Христу, зовущему на вечерю, отвечают: «Имей мя отречена».
Почему, почему вы не идете?! Они смущенно отвечают: как нам идти, ведь над нами будут смеяться, будут издеваться. Можем ли мы идти против течения, можем ли не жить той жизнью, которой все живут? Можем ли выдаваться из среды людей мира сего? Ведь зависим от них во многих отношениях, боимся потерять то, что имеем, если пойдем против них.
И не хотят идти против течения… И плывут по течению…
Плыви, плыви, смотри только, куда приплывешь — в полном отчаянии приплывешь.
Ты боялся насмешек и издевательств людей мира сего, а не боялся ли ты слов Самого Господа и Бога нашего Иисуса Христа: «Кто постыдится Меня пред человеки, постыжусь того и Аз пред Отцом Моим Небесным».
Этого не боишься, это для тебя меньшее значение имеет, чем насмешки людей мира сего? Это не побуждает ли тебя плыть против течения?
Не в нашей власти таких удержать, но в нашей власти осознать ужас отречения от царства Небесного, от вечери Христовой.
Нам нужно сознавать, что заслужим мы отречение от нас Самого Господа Иисуса Христа, если посмеем Ему сказать: «имей мя отречена», если не решимся плыть против течения, если выше всего не будем ставить заповеди Христовы, не боясь того, что скажут о нас люди мира сего.
О как бы я хотел, чтобы среди вас, малого моего стада, не нашлось ни одного, кто заслужил бы осуждение от Христа, зовущего на вечную Свою вечерю, чтобы не оказался никто изгнанным с вечери Христовой за то, что пролез туда в грязной, зловонной одежде греха.
Жизнь коротка, все скоро умрем, так подумаем же о том, что оставшиеся дни наши надо употребить на то, чтобы очистить сердца свои и стать достойными участниками великой и вечной вечери Христовой.
Всех нас да сподобит этой радости Господь и Бог наш Иисус Христос!

Примерно так говорит о своём отношении к писательству Ярослав Шипов, выпускник литературного института, член Союза писателей и священник. Его книга "Райские хутора" и другие рассказы", выпущенная издательством Сретенского монастыря в знаменитой "зелёной" серии, попалась мне на глаза на полке нашей приходской библиотеки.
 Это был двухнедельный ежевечерний праздник! (увы, времена, когда книга проглатывалась за ночь, прошли вместе с хорошим зрением, а эта книга именно из таких). Знаменитой и узнаваемой по зелёному оформлению эта серия стала после беспрецедентного успеха "Несвятых святых".

Дело в том, что мы, информационный центр, делим рабочий кабинет за номером 110 с приходской библиотекой. У неё есть часы работы: по четвергам с 17:00 до 18:00, по субботам с 16:00 до17:00. Но и среди недели к нам то и дело заглядывают читатели. И тогда Зинаида Александровна Мосунова, её заведующая, направляет нас в телефонном режиме: "открытый шкаф слева, вторая полка..." (каждый раз удивляюсь, как она всё помнит, в библиотеке ведь более двух тысяч томов).

Однажды пришла заплаканная женщина: у нее скоропостижно скончался тридцатилетний сын. Поплакали вместе, подобрали книжки о жизни после смерти. В такой ситуации как-то неудобно заставлять человека заполнять формуляры. И так часто - на доверии. Люди приносят взятые когда-то книги, дарят свои.

Основная часть фонда была приобретена в начале 2000-х, когда появился сам приход после многих десятилетий безвременья. Вначале книги вообще стояли в притворе в свободном доступе. Но потом всё же решили, что нужен пригляд - полки стремительно пустели. Сейчас более-менее наведён прядок: книги систематизируются, кодифицируются, наиболее ценные замыкаются. Более-менее - потому что такого идеального порядка, как в городской или краевой библиотеке, не получится. Во-первых библиотекари трудятся с свободное от работы и домашних обязанностей время, бесплатно, а круговорот книг от читателей и к читателям не прекращается. Во-вторых, в церковную библиотеку идут зачастую люди в горе, за утешением - тут формальный подход не допустим.

Пользуясь столь непосредсвенной близостью к такому-то богатству, берём книги и мы. И вот после книги Ярослава Шипова подумалось: а давайте оставлять отзывы о книгах нашей библиотеки? Начну с себя.

Мне, журналисту, она невероятно приглянулась мастерством исполнения: идеальные композиции коротких рассказов, знание материала (Ярослав Шипов в прошлом рыболов и охотник, и наверняка имеет немало почитателей в этой среде). Как христианке - близка неподдельная любовь к своим героям, простым людям из самой глухой глубинки, не воцерковлённым, некрещённым, но живущим интуитивно по Евангельским заповедям, и тянущимся своми непросвящёнными, бесхитросными душами в Богу. Как женщину, в общем-то жизнерадостную и местами смешливую - просто очаровал типично мужской, непредсказуемый юмор.

В благодарность за совершенно замечательную книгу, подаренную кем-то библиотеке, я тоже подарила томик "зелёной серии надежды" - "Сашина философия" и другие рассказы" протоиерея Алексия Лисняка. Был у меня ещё один "зелёный", тоже уже подаренный, "Небесный свет" Олеси Николаевой, победителя Патриаршей литературной премии. Думала коллекционировать эту серию, да не получается, хочется делиться радостью с близкими людьми.

Предлагаю вашему вниманию один из рассказов книги и интервью с Ярославом Шиповым.

С уважением, Александра ЛЫЛИНА, редактор

КРЕСТИНЫ

рассказ

Возвращаюсь из соседнего района — по благословению архиерея совершал первое богослужение в восстановленном храме, а прямых дорог туда нет, надо давать большого крюка и даже выбираться в другую область, чтобы проехать на поезде. Вот и еду.

Ночь. Клонит ко сну. Прошу проводника разбудить меня возле нужного полустаночка и засыпаю. А он сам проспал, и пришлось ехать до следующей станции.

Ночь, метель, кроме меня, никто не сошел с поезда. Бетонная коробочка — вокзал, расписание: обратный поезд после полудня, промерзшие скамьи... Постучался в дверь с надписью: «Посторонним вход запрещен». Говорят: «Войдите». Вхожу: теплынь, и женщина-диспетчер сидит перед пультом. Объясняю ситуацию, прошу погреться. Разрешила и даже угостила чайком. Над пультом — схема железнодорожного узла: два магистральных пути и один тупичок — не больно сложно, надо признать. Работой она определенно не была перегружена, и мы потихоньку разговорились. Выяснилось, что мужа у нее нет, то есть он, конечно, был, но, как водится, сильно пьющий, и потому пришлось его выгнать, и от всей этой канители остался непутевый сын-школьник, которого надо бы, пользуясь случаем, немедленно окрестить. Еще выяснилось, что я смогу выехать в восемь утра на путейской дрезине, а до того времени в нужную сторону вообще никакого движения не будет.

Крестить — так крестить. Осталось только дождаться сменщицы.

— Как только кто-нибудь появится, пошлю за ней, чтобы пришла пораньше, она рядом живет.
Продолжение на сайте: http://www.pravoslavie.ru/35326.html

https://www.livelib.ru/pubseries/34783-zelenaya-seriy..

25 декабря 2011 года, в неделю 28-ю по Пятидесятнице, святых праотец, и день памяти свт. Спиридона Тримифунтского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в храме вмч. Никиты в Старой Басманной слободе в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся с Первосвятительским словом
Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие отцы, братия и сестры!
Всех вас сердечно поздравляю с воскресным днем, который именуется на языке церковного Устава неделей праотцев. В этот день, вступая в подготовительный период к празднованию Рождества Христова, мы вспоминаем тех, кто предшествовал Спасителю, кто был Его праотцем по крови, — вспоминаем святых ветхозаветной Церкви.
Также в этот же день, 25 декабря по новому стилю, мы празднуем память святителя Спиридона Тримифунтского, чудотворца, известного своим особо сильным предстательством пред лицом Божиим. Как святитель Николай почитается на Руси, так Спиридон Тримифунтский — в Греции, и оба эти святителя близки русской душе.
К святителю Спиридону мы прибегаем в разных жизненных обстоятельствах. Буквально вчера вечером мне рассказали по телефону, как Спиридон Тримифунтский помог кому-то выйти из катастрофической семейной ситуации: люди лишались крова, но он дал им возможность обрести свое жилье, потому что они с горячей молитвой обращались к нему. Многие из тех, кто занимается коммерцией, кто берет на себя ответственность за экономику страны, также свидетельствуют, что святой Спиридон помогает и в решении вопросов экономического характера. Этот угодник Божий хорошо известен многим русским паломникам, которые, посещая Бари, на обратном пути нередко бывают на острове Корфу, где покоятся его нетленные мощи. Десница великого святого побывала и в нашей стране, и многие поклонились ей.
И вот возникает вопрос: что же происходит с человеком, когда он вдруг становится отличным от других? Когда это отличие замечают те, кто с ним общается, а после кончины обнаруживают, что обращение к нему с молитвой приносит просимое? Почему кто-то из земнородных становится святым, как это происходит?
«Несть человек, иже жив будет и не согрешит», говорится в дивной молитве, которую мы читаем на заупокойном богослужении. Это означает, что и святые согрешали, и нет ни одного человека безгрешного, кроме Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери, — все остальные несут на себе печать греха и умножают его своими ошибками, своими собственными грехами.
Что же означает тогда человеческая святость? Каким должен быть ориентир в жизни, чтобы достичь этой духовной высоты? Некоторые считают, что это непременно отречение от всего, что в мире: затвор, великие подвиги, истязание плоти… Но это совсем не так. Действительно, мы знаем много примеров того, как затворники, подвижники, преподобные отцы, — те, кто обуздывал голос плоти жестким воздействием своей воли на инстинктивное человеческое начало, — достигали святости. Но ведь святости достигали и другие — великие князья и полководцы, святители и многие миряне.
Сегодняшнее чтение из Евангелия от Луки (Лк. 14:16-24) помогает нам понять, как нужно жить для того, чтобы быть с Богом. А быть с Богом — это и означает идти по пути духовного совершенствования, вершиной которого является человеческая святость. Вы слышали сегодня замечательную притчу о званных на вечерю. Один не мог придти, потому что женился; другой — потому что купил пять пар волов и нужно было их испытать; третий — потому что купил землю… И тогда господин, приглашавший на брачный пир, повелевает своему рабу пойти на улицы и в переулки и пригласить первых встречных — увечных, нищих, хромых, слепых, и наполнился брачный пир…
А почему именно это Евангельское чтение помогает нам понять, может быть, самое главное, что нужно иметь в виду тем, кто желает восходить по лестнице совершенства? А потому, что в Евангелии очень ясно говорится, что Бог должен быть для человека основной доминантой жизни. Бога ни на что и никогда разменивать нельзя. Связь с Ним, молитвенная связь, общение с Ним являются величайшей ценностью человеческого бытия, и большей ценности нет, потому что Бог — источник жизни. Он Промыслитель рода человеческого, человеческой истории и бытия всей вселенной, и нет более великого дела, чем иметь общение с Богом.
Иногда нам кажется, что самым важным делом является общение со светским начальником, от которого зависит наша судьба. Чего мы только ни делаем, чтобы угодить этому начальнику: и подарки, и знаки внимания, и стараемся дисциплинировано исполнять его указания, и выстраиваемся в струнку, и глаза горят, когда на него смотрим! И если втайне спросить такого человека, что для тебя самое главное, он скажет: это и есть самое главное, ведь от начальника зависит мое будущее, мое личное благополучие, благополучие моей семьи, возможность продвигаться по служебной лестнице; поэтому я все делаю для того, чтобы угодить ему.
Но Господь притчей, которую мы сегодня слышали, убеждает нас, что самое главное дело в жизни — это стремление угодить Богу, откликнуться на Его призыв, построить свою жизнь по Его закону. Нет большей ценности — все остальное не на порядок, а на сотни порядков ниже; и те, кто понимает это, те, кто таким образом выстраивает свою жизнь, и становятся святыми.
Не следует понимать эту притчу так, что Спаситель осуждает покупку земли, или пяти пар волов, или женитьбу. Не говорит господин пира: плохо, что ты купил землю; не надо было покупать волов, да и жениться не следовало. Нет таких слов в Евангелии! Но Господь выстраивает приоритеты и говорит: приобретая землю, трудясь на ней, получая образование, воспитывая детей, строя себе дом, делая свою карьеру, не забывайте, что самое главное — это откликнуться на Божественное приглашение стать участниками брачного пира, откликнуться на призыв Бога быть с Ним, верить в Него, и этой вере подчинять свою жизнь.
Когда мы вступаем на этот путь, нам, конечно, не становится легче в преодолении своих личных слабостей, заблуждений, искушений. Предстоит борьба. Но верующий человек, отдающий свой ум и свое сердце Богу, доверяет Ему. Он слышит Божественное слово, он старается претворить в жизнь Божий закон, Божественные заповеди. А когда для воплощения Божественного предначертания не хватает сил, верующий человек обращается к Господу с покаянием, с мольбой о помощи, и в ответ на эти усилия Господь приклоняет Свою милость и помогает верующему обрести то, что без Бога обрести невозможно.
Стоит сказать об очень простых и таких важных словах, которые мы слышали сегодня в послании апостола Павла к Колоссянам: «Оставьте всякий гнев, ярость, злобу, сквернословие уст ваших, и не говорите друг другу лжи» (см. Кол. 3:8-9). Если бы люди исполнили этот завет апостола, как изменилась бы наша жизнь! Разве говорили бы мы о коррупции, о бесчувствии чиновников? Разве говорили бы мы о потоках клеветы и лжи в общественном пространстве, в Интернете? Разве ужасались бы мы всему тому, что происходит сегодня с человеческой личностью, когда кощунственная злоба возводится едва ли не в идеал? Ничего этого бы не было, если бы мы оставили всю скверну, как это нам предлагает апостол. Но оставить мы не можем, ведь мы поглощены заботами о земле, о волах, об устроении жизни, о зарплате, о карьере — чем только мы ни озабочены!
Святитель Иоанн Златоуст говорит пронзительные слова, что человек, живущий так, поклоняющийся многим своим потребностям и устремлениям, теряет свою свободу, потому что служит не одному, не двум, не трем господам, а бесконечному множеству господ, ведь каждая его потребность становится господином, оккупируя человеческое сознание и направляя волю ко злу.
Но святым становится тот, кто обретает свободу — в первую очередь свободу от внешних обстоятельств, от порабощения внешней каждодневной суете, от служения маммоне, от служения всему тому, что реально порабощает человека. Быть святым — значит быть свободным человеком, которым невозможно манипулировать, который не является рабом греха, который, живя простой человеческой жизнью, имея, может быть, и землю, и волов, и жену, и семью, и автомобиль, и работу, и деньги на счету, остается свободным человеком, потому что он подчиняет себя воле Божией, а всё остальное вторично. И самый простой человек обретает способность стать святым, и у него словно вырастают крылья — только потому, что он в первую очередь преклоняет главу свою пред Богом и принимает Его закон жизни.
Вспоминая святых праотцев, святых ветхозаветной Церкви, вспоминая святого Спиридона Тримифунтского, мы прославляем сегодня святых угодников Божиих, которые откликнулись на Божий призыв, памятуя, что главной ценностью для человека является общение с Богом и жизнь с Ним. Пусть пример этих святых угодников, слова Евангелия и апостольского послания помогут и нам в наш мятущийся и часто так страшно заблуждающийся век не терять Божией правды, а вместе с ней и свободы, которая сопровождает человека в его пути к Богу. Аминь.
http://www.patriarchia.ru/db/text/1855953.html

Осуждение — проблема, с которой сталкивался каждый: все мы осуждали если не на словах, то уж точно в мыслях. Почему так легко и приятно нарушать заповедь «не суди»? Где корни осуждения, в чем его психологическая подоплека? Что об этом грехе говорит Евангелие и творения святых отцов? Как бороться с помыслами осуждения?
Об этом беседуем с редактором портала Богослов.ру, кандидатом богословия, настоятелем Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры протоиереем Павлом Великановым.

О мнимой праведности, ярлыках и вердиктах

— Отец Павел, возможен ли суд без осуждения, можно ли кого-то судить, не осуждая? И в чем разница?

— У нас есть хрестоматийный пример того, как можно судить, не осуждая. Это случай в Евангелии с той самой блудницей, женщиной, взятой в прелюбодеянии, которую фарисеи и книжники хотели побить камнями по закону Моисея — то есть законным образом убить, — и которую Христос спас. Мы не слышали со стороны Христа ни одного осуждающего слова в адрес этой женщины. Христос сохранил ей жизнь — но напоследок он сказал ей предельно простые слова: «Иди и больше не греши».

— А где сам факт суда? Христос ведь ее не осудил.

— Что значит судить? И я не осуждаю тебя. Иди и больше не греши (Ин 8:21). Суд был произведен. Мы видели, что произошла оценка ее деятельности. Оценка и осуждение — это разные вещи.

— А в чем разница?

— Разница в том, что человек, который осуждает, вешает на человека «ярлык», выносит приговор. И этот приговор обязательно связан с личной позицией по отношению к данной ситуации. Именно об этом слова Христа: кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин 8:21). Речь идет о той самой позиции, которую мы чаще всего занимаем. И можно смело сказать, что психологическая и даже духовная подоснова всей проблемы греха осуждения, о котором мы и говорим, — это попытка человека самоутвердиться. Но не в Боге, а в своей мнимой праведности — пытаясь приподняться за счет унижения, умаления другого. Когда мы ощущаем себя на голову выше окружающих — всех этих негодяев, преступников и прелюбодеев, — нам гораздо комфортнее, нежели когда мы осознаем свое непотребство. Именно здесь, в попытке ложного самоутверждения, и рождается у нас желание осудить. Унижая, опуская, компрометируя других, мы можем ощутить свое некое величие на фоне всех остальных, таких нехороших.

— Значит, между гордостью и осуждением — непосредственная связь?

— Прямая зависимость! Чем человек более горделив, тем больше он осуждает остальных. Чем человек смиреннее, имеет более покаянный настрой души, тем менее он склонен к тому, чтобы рассуждать о ком-то другом. Мнение о себе является подосновой гордости, как и подосновой осуждения.

Святые отцы не раз подчеркивали, что главная добродетель христианина — это рассудительность. То есть способность проводить анализ — если говорить современным языком — ситуации, поступков и так далее. При этом они категорически запрещали осуждать человека.

Развести проблему осуждения и рассуждения очень просто. Когда мы осуждаем человека, мы отождествляем его личность с тем осуждаемым нами поступком, который был совершен. Мы претендуем на знание глубинной внутренней сущности, сути это человека. Мы говорим, кто это: это не человек, это вор, блудник, хам.

И что самое плохое, тем самым закрываем ему саму возможность для дальнейшего изменения. Если мы сказали, что он вор, отождествили два понятия, соответственно, если он не будет вором, он уже не будет собой. Однако это вовсе не значит, что в случае, если перед нами очевидно неправильные поступки, мы должны закрывать на них глаза и не называть вещи своими именами. Да, он украл. Но он не вор.

— Как же научиться «ненавидеть грех, а не грешника» на практике, в реальной жизни? Ведь внешние проявления личности — это тоже часть личности человека…

— Как разделить личность человека и его дела на практике? А просто надо заглянуть внутрь самого себя. Каждый сам себя очень сильно любит. И при этом мы часто ненавидим поступки, которые совершаем. В то же самое время это не приводит нас к искренней ненависти и отрицанию самого себя как такового. И если быть честным по отношению к самому себе, то дела человека и саму личность легко разделить.

Это один подход. А второй подход связан с тем, что не осуждает согрешившего человека только тот, кто сам знает, что такое покаяние, и понимает, как легко впасть в любой грех, когда от человека по той или иной причине отступает ограждающая милость Божия, когда он оказывается перед очень тяжелым выбором. Лучшее лекарство от осуждения — это осознание своей греховности, понимание того, что нет такого греха, который бы ты не мог совершить, если для этого были бы созданы соответствующие условия. Когда мы ощущаем себя в глубине души изолированными от греховности, когда наша греховность какая-то «виртуальная», надуманная, мы с легкостью осуждаем всех направо и налево, потому что чувствуем себя поднявшимися над этой проблемой.

Вопрос осуждения связан с внутренним позиционированием человека в жизни. Когда он видит реальность такой, какая она есть, он не посмеет осуждать других, потому что у него нет для этого достаточной информации. Чтобы понять, что же на самом деле происходит, какие мотивы двигали человеком в том или ином случае, он должен выйти за пределы этой ситуации, встать на место Бога, и только тогда он сможет дать оценку тех или иных действий. Святому Антонию Великому Богом был дан ответ на его попытку проанализировать, что происходит в мире: «Внимай себе, а то — суды Божии, и тебе нет пользы испытывать их».

— Значит, самый действенный способ борьбы с помыслами осуждения — это обращение к себе?

— Да. Очень часто любимым местом осуждения других в приходской жизни становится… исповедь. Здесь происходит недопонимание самой сути покаяния: человек приходит на исповедь не для того, чтобы принести некий вызревший плод переосмысления своего отношения к жизни, а пожаловаться Богу и священнику на то, какие вокруг него плохие люди; если бы вокруг были все хорошие, добрые, ласковые, прощающие, послушные, то и он бы никогда не совершил того, что совершил! Это тоже очень показательно. И я боюсь, что это одна из хронических болезней как людей, недавно переступивших порог Церкви, так и тех, кто находится в ней уже давно.
http://foma.ru/da-ne-sudimyi-budete.html

Цикл «Сила книги». Статья 11-я

Ремонт невозможно окончить, говорят шутники. Его лишь можно приостановить. То же справедливо в разговоре о книгах. Никуда мы, к счастью, от них не денемся. Разговор о них не прекращается, но лишь на время замолкает. И даже следующие слова, выражающие мысль противоположную, – не более чем молодежное хулиганство. Талантливое, но хулиганство:
Славьте меня! Я великим не чета.
Я над всем, что сделано, ставлю "nihil".
Никогда
ничего
не хочу читать.
Книги? Что книги! (Маяковский «Облако в штанах»)
Что книги? – спрашиваешь. А ведь сам книги пишешь! Говоришь – не хочешь читать? Хочешь – не хочешь, а читать будешь. И еще как! Что история и доказывает, хотя бы на том же Маяковском. Есть, правда, такое явление, как добровольное умолкание, когда откладывают в сторону слова вообще, в том числе и написанные. Но это что-то из разряда неведомых для нас озарений и погружений в иную реальность. Есть китайский афоризм на эту тему. «Слова подобны силкам, а смысл подобен зайцу. Поймав зайца, отбрасывают силки. Найдя смысл всего, уже не пользуются словами». И в конце: где бы мне найти мудреца, уже не нуждающегося в словах? Я бы поговорил с ним…
http://www.pravoslavie.ru/98515.html

Цикл «Сила книги». Статья 10-я
Шерлок Холмс умел многое угадать о человеке по сигарному окурку, оставленному в пепельнице, по характеру стоптанности каблука и еще по сотням вещей, ничего не говорящим человеку непосвященному. На том стоит криминалистика, медицина и житейский опыт. А именно — на попытках узнать нашу подноготную, часто скрытую от нас самих, по почерку, по роговице глаза, по реакции на ту или иную музыку… Это оттого, что все вокруг говорит о человеке. На всем человек оставляет оттиск своего «я». У Собакевича в «Мертвых душах» все предметы в доме своей мощью и угловатостью словно говорили: «Я Собакевич!» — «И я Собакевич!». Говорили стулья, шкафы и тумбочки. Отовсюду через них глядел хозяин. И если так много и так громко о человеке говорят предметы, с ним связанные, то что сказать о книгах, которые читает человек? Не есть ли и они тоже, и в гораздо большей степени, выразители сокровенного мира своего хозяина?
http://www.pravoslavie.ru/98398.html
Завтра,13 декабря, день памяти апостола Андрея Первозванного. В нашем храме хранится частичка мощей святого. К апостолу часто обращаются с просьбой о счастливом замужестве и семейном счастье. Приглашаем также всех Андреев в день именин по православному обычаю обратиться с благодарственными молитвами, а может быть - особыми прошениями к своему небесному покровителю. Напоминаем, что литургии проходят в нашем храме ежедневно с 8 утра. Ковчег с частицами мощей расположен слева от аналоя.

Святой апостол Андрей Первозванный первым из апостолов последовал за Христом, а затем привёл к нему своего родного брата – святого апостола Петра (Ин.1:35-42). С юности будущий апостол, который был родом из Вифсаиды, всей душой обратился к Богу. Он не вступил в брак и вместе со своим братом занимался рыболовством. Когда над Израилем прогремел глас святого пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, святой Андрей стал его ближайшим учеником. Святой Иоанн Креститель сам направил двух своих учеников, будущих апостолов Андрея Первозванного и Иоанна Богослова, ко Христу, указав, что Он есть Агнец Божий. 
После Сошествия Святого Духа на апостолов святой Андрей отправился с проповедью Слова Божия в восточные страны. Прошел Малую Азию, Фракию, Македонию, дошел до Дуная, прошел побережье Черного моря, Крым, Причерноморье и по Днепру поднялся до места, где стоит теперь город Киев. Здесь он останавливался у Киевских гор на ночлег. Встав утром, он сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет великий город, и Бог воздвигнет много церквей». Апостол поднялся на горы, благословил их и водрузил крест. Помолившись, он поднялся еще выше по Днепру и дошел до поселений славян, где был основан Новгород. Отсюда апостол прошел через земли варягов в Рим для проповеди и вновь вернулся во Фракию, где в небольшом селении Византии, будущем могучем Константинополе, основал христианскую Церковь. Имя святого апостола Андрея связывает мать – Церковь Константинопольскую с ее дочерью – Русской Церковью. 
На своем пути Первозванный апостол претерпел много печалей и мук от язычников: его изгоняли из городов, избивали. В Синопе его побили камнями, но, оставшись невредимым, верный ученик Христов неустанно нес людям проповедь о Спасителе. По молитвам апостола Господь совершал чудеса. Трудами святого апостола Андрея возникали христианские Церкви, которым он ставил епископов и священство. Последним городом, куда пришел Первозванный апостол и где ему суждено было принять мученическую кончину, был город Патры. 
Многие чудеса Господь явил через ученика Своего в городе Патры. Недужные исцелялись, слепые прозревали. По молитве апостола выздоровел тяжело больной Сосий, знатный горожанин; наложением апостольских рук исцелилась Максимилла, жена правителя Патрского, и его брат Стратоклий. Совершённые апостолом чудеса и его пламенное слово просветили истинной верой почти всех граждан города Патры. Немного оставалось язычников в Патрах, среди них был правитель города Эгеат. Апостол Андрей не раз обращался к нему со словами Благовестия. Но даже чудеса апостола не вразумляли Эгеата. Святой апостол с любовью и смирением взывал к его душе, стремясь открыть ему христианскую тайну вечной жизни, чудотворную силу Святого Креста Господня. Разгневанный Эгеат приказал распять апостола. Язычник думал опорочить проповедь святого Андрея, если предаст его смерти на кресте, который прославлял апостол. С радостью принял святой Андрей Первозванный решение правителя и с молитвой ко Господу сам взошел на место казни. Чтобы продлить мучения апостола, Эгеат приказал не прибивать руки и ноги святого, а привязать их ко кресту. Два дня апостол с креста учил собравшихся вокруг горожан. Люди, слушавшие его, всей душой сострадали ему и потребовали снять святого апостола с креста. Испугавшись народного возмущения, Эгеат приказал прекратить казнь. Но святой апостол стал молиться, чтобы Господь удостоил его крестной смерти. Как ни пытались воины снять апостола Андрея, руки им не повиновались. Распятый апостол, воздав Богу хвалу, произнес: «Господи, Иисусе Христе, приими дух мой». Тогда яркое сияние Божественного света осветило крест и распятого на нем мученика. Когда сияние исчезло, святой апостол Андрей Первозванный уже предал свою святую душу Господу († 62). Максимилла, жена правителя, сняла со креста тело апостола и с честью погребла его. 
Несколько столетий спустя, при императоре Константине Великом, мощи святого апостола Андрея были торжественно перенесены в Константинополь и положены в храме Святых Апостолов рядом с мощами святого евангелиста Луки и ученика апостола Павла – апостола Тимофея.