Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите.
Дни Великой седмицы издревле посвящены Церковью каждый особому воспоминанию и каждый называется Великим. 
В Богослужении этого дня Святая Церковь приглашает верующих сопутствовать Христу, распяться с Ним, умереть ради Него для жизненных наслаждений, чтобы пожить с Ним. В таинственном созерцании сближая события Ветхого и Нового Завета, она показывает нам грядущие невинные страдания Спасителя в ветхозаветном прообразе целомудренного Иосифа, по зависти братьев невинно проданного и униженного, но после восстановленного Богом. «Иосиф, – говорится в Синаксаре, – есть прообраз Христов, потому что и Христос становится предметом зависти для Своих единоплеменников – иудеев, продается учеником за тридцать серебреников, заключается в мрачный и тесный ров – гроб и, восстав из него собственною силою, воцаряется над Египтом, то есть над всяким грехом, и вконец побеждает его, владычествует над всем миром, человеколюбиво искупляет нас дарованием таинственной пшеницы и питает небесным хлебом – Своею живоносною плотию». 

Из событий евангельских Святая Церковь воспоминает иссушение бесплодной смоковницы. Изсохшая смоковница, по словам Евангелия была для Апостолов знаменательною проповедью о силе веры и молитвы, без которых человек пред Богом духовно мертв. По разуму Святой Церкви, бесплодная смоковница изображает сонмище иудейское, у которого Иисус Христос не нашел истинного плода, а только лицемерную сень закона, которую обличил и проклял; но эта смоковница изображает также и всякую душу, не приносящую плода покаяния. 

Кроме повествования об иссушении смоковницы, утреннее Евангелие назидает нас сказанной Спасителем в этот именно день притчей о неправедных виноградарях, убивших сначала слуг господина своего, присланных за виноградом, а потом и самого сына своего господина. В этой притче нельзя не видеть и страшного осуждения христианам, дерзостно нарушающим заповеди апостольские и святоотеческие и тем продолжающим распинать Сына Божия своими прегрешениями. 

В Евангельском чтении на Литургии Святая Церковь напоминает судьбу богоотступного народа Иудейского и кончину мира, как они были предизображены Иисусом Христом. Изображением великих и разнообразных бедствий и признаков разрушения Иерусалима и кончины века верующие побуждаются среди зол к великодушию, беспристрастию, терпению, молитве и бдению духовному и утешаются обетованием Спасителя о распространении Евангелия во всем мире и прекращении бедствий «избранных ради». 

«Закон Божий», издательство «Новая книга»
http://www.pravoslavie.ru/1689.html

Приглашаем на пассию каждое воскресение в 17:00 во время великого поста ( до 26 марта)

В православном вузе занялись светским взглядом на религию 

Справедливо ли говорить о непримиримости религиозного и научного взглядов на мир? Что теряют те, кто считает, что наука может объяснить в человеке абсолютно все? И что теряют христиане, уверенные в несостоятельности поврежденного грехом человеческого разума? Об этом наш разговор с доктором философских наук, заведующим кафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры богословского факультета ПСТГУ, заместителем председателя Экспертного совета ВАК по теологии при Министерстве образования и науки, членом Межсоборного присутствия Константином Антоновым.

Разум испортился — но все еще разум!
— Константин Михайлович, зачем вообще в конфессиональном православном вузе обучают религиоведению — светской научной дисциплине, которая декларирует нейтральный и объективный подход к религии, а часто просто ассоциируется с атеистическим подходом к изучению религии? Как одно сочетается с другим? 

— Ответ на вопрос, если позволите, начну немного издалека. Мне представляется, что и в нашем обществе, и в Русской Православной Церкви существует пусть не совсем пока осознаваемая, но острая потребность в объективном, точном и научном знании, в некоторой реабилитации классической научной рациональности. Именно эта традиция в сегодняшних условиях может выступить как противоядие очень распространившемуся мышлению, которое соответствует некоторым примитивным психологическим инстинктам и желаниям и дает очень далекую от реальности картину мира. 

— А почему с этим отдалением от реальности нельзя попробовать бороться углублением веры? Большей верой, а не научным знанием? Почему мы в данном случае говорим именно о классической научной рациональности? 

— Они во многом между собой связаны. Потребность в вере и потребность в знании у человека друг друга дополняют. Ни без одной из них нельзя обойтись. Например, у святых отцов во многом именно важность знания, стремления к нему имелись в виду под понятием «трезвения». И оно же, как мне кажется, у Канта названо взрослостью. 

— Но разве христианин может считать себя взрослым человеком в духовном смысле? В Евангелии сказано, что, не уподобившись детям, не войти в Царство Небесное. 

— Даже под детством можно иметь в виду разное. В евангельском контексте это такие качества, как искренность, чистосердечие, доверие и открытость к миру и т. д. Но, с другой стороны, детство может быть связано и с неадекватностью в мышлении, с преобладанием воображения над рефлексией и так далее. И в этом смысле, мне кажется, следует различать правильное детство и плохую инфантильность. Ведь в Новом Завете также сказано: братия, не будьте дети умом! (1 Кор 14:20), Христос призывал быть мудрыми как змеи (Мф 10:16). В данном случае речь может идти о христианской мудрости.

http://foma.ru/mudryie-zmei-i-gde-oni-obitayut.html

Согласно житию святой Матроны, родители, Наталья и Дмитрий Никоновы, сначала хотели оставить слепую дочь в приюте, но мать передумала после того, как ей приснился необыкновенный сон: белая птица необычайной красоты, но слепая, села на её груди. Приняв сон за знамение, богобоязненная женщина отказалась от мысли отдать ребенка в приют. Дочь родилась слепой, но мать любила свое «дитя несчастное».

Рассказывают и о внешнем, телесном знаке богоизбранности младенца — на груди девочки была выпуклость в форме креста, нерукотворный нательный крестик. Позже, когда ей было уже лет шесть мать как-то стала ругать ее: «Зачем ты крестик с себя снимаешь?» «Мамочка, у меня свой крестик на груди», — отвечала девочка.

Житие сообщает, что уже с семи-восьмилетнего возраста у Матронушки открылся дар предсказания и исцеления больных. По ее молитве люди получали исцеление от болезней и утешение в скорбях. К ней стали ходить и ездить посетители. Желая отблагодарить Матрону, они оставляли ее родителям продукты и подарки. Так девочка, вместо того чтобы стать обузой для семьи, стала ее главной кормилицей.

Много людей приезжало за помощью к Матроне. В четырех километрах от Себино жил мужчина, у которого не ходили ноги. Матрона сказала: «Пусть с утра идет ко мне, ползет. Часам к трем доползет». Он полз эти четыре километра, а от нее пошел на своих ногах, исцеленный.

До нас дошло предание о встрече Матронушки со святым праведным Иоанном Кронштадтским, который по окончании службы в Андреевском соборе Кронштадта попросил народ расступиться перед подходящей к солее 14-летней Матроной и во всеуслышание сказал: «Матронушка, иди-иди ко мне. Вот идет моя смена — восьмой столп России».
Значения этих слов матушка никому не объяснила, но ее близкие догадывались, что отец Иоанн провидел особое служение Матронушки России и русскому народу во времена гонений на Церковь.

На семнадцатом году Матрона лишилась возможности ходить: у нее внезапно отнялись ноги. Как говорила сама Матронушка «такова была воля Божия». До конца дней своих она была «сидячей». Она никогда не роптала из-за своего недуга, а смиренно несла этот тяжкий крест.

В 1925 году Матрона перебирается в Москву, в которой так и прожила до конца своих дней. Жила где придётся — у друзей и знакомых. В день Матрона принимала до сорока человек. Люди приходили со своими бедами, душевной и телесной болью. Она никому не отказывала в помощи.

Матрона предсказала свою смерть за три дня, продолжая принимать людей в свои последние дни. Скончалась 2 мая 1952 года. Похоронена на Даниловском кладбище в Москве. Могила святой Матроны позже стала местом неофициального паломничества.

8 марта 1998 года останки были эксгумированы; мощи доставлены в московский Данилов монастырь, затем перенесены в храм на территории Покровского женского монастыря и помещены в специальную гробницу (раку).

2 мая 1999 года Матрона канонизирована как местночтимая московская святая; определение Священного Синода от 17 августа 2004 года гласило: «Включить в повестку дня предстоящего Архиерейского Собора вопрос об общецерковном прославлении святой блаженной Матроны Московской (Никоновой; 1881—1952)». В октябре того же года состоялась общецерковная канонизация.

Память святителя совершается 17 июля, а главнейшее произведение его – Великий Покаянный Канон – читается в понедельник, вторник, среду и четверг первой седмицы Великого Поста на великом повечерии (частями) и в четверг пятой седмицы Великого Поста на утрени (полностью). 

Святитель Андрей Критский первый стал писать богослужебные каноны. Его перу принадлежат каноны на все двунадесятые праздники (кроме Введения во храм Пресвятой Богородицы, т. к. в его время этот праздник отдельно не праздновался). Великопостное богослужение, кроме Великого канона, было украшено и другими творениями святого песнописца. В рукописях сохранились каноны Недели Ваий, трипеснцы всех дней Страстной седмицы, включая и Великий Пяток. В Великую Субботу исполнялся четверопеснец святого Андрея, к которому позднее присоединяли свои четверопеснцы и каноны св. Косма Маюмский, инокиня Кассия, епископ Марк Отрантский. По количеству оригинальных мелодий-напевов святой Андрей превосходит даже столь великого песнописца, как преподобный Иоанн Дамаскин. Составляя Октоих, святой Иоанн вносил в него ирмосы и напевы святителя Андрея Критского.

Святитель Андрей, архиепископ Критский, по прозванию Иерусамлит, родился в конце VII века на Ближнем Востоке, в городе Дамаске, принадлежавшем тогда Римской империи. Родители его были благочестивыми христианами; сам же Андрей оставался немым до семилетнего возраста. Но однажды дар речи явился ему после причащения Святых Христовых Таин. Это чудесное исцеление очень повлияло на юношу. Не оставляя познания наук светских, он внимательно изучает творения Святых отцов, всё более склоняясь к уединённой иноческой жизни. 

Четырнадцати лет от роду Андрей удалился в прославленную Иорданскую лавру преподобного Саввы Освященного, где после иноческого испытания был назначен нотарием (письмоводителем). Духовная жизнь молодого монаха проходила под непосредственным водительством Иерусалимского патриарха святителя Софрония, после кончины которого в захваченном мусульманами Святом Граде правитель Патриархии Феодор возложил на инока Андрея должность сингела (секретаря). 

В 680 году учёному иноку Андрею довелось принять участие в VI Вселенском (Константинопольском) Соборе, на котором он сурово обличил монофилитскую ересь (признание в Иисусе Христе одной воли, а не двух: Божеской и человеческой, подчинённой ей). 

Известность иерусалимского подвижника была столь велика, что Константинопольский патриарх посвятил его во диакона к Великому Софийскому храму с возложением должности сиропитателя (раздатчика милостыни). Вскоре Константинопольская Церковь единодушно избрала иеродиакона Андрея на архиепископскую кафедру издревле христианского острова Крит на Средиземном море, что было по обычаю утверждено и императором Юстинианом II. 

Вместе со своею паствой Критский предстоятель пережил нашествие сарацинов, которые отступили по его молитвам. Он скончался в 712 году в местечке Иерес во время поездки по церковным делам в Константинополь по Эгейскому морю. Святые мощи его были перенесены в Константинополь и сохранялись в монастыре его имени, где их видели паломники еще в 1350 году. 

Подробнее на http://www.pravoslavie.ru/1604.html

«Молиться о земном – все равно, что просить у царя горстку навоза». Я услышала об этом на заре воцерковления, и мне всегда действительно казалось неприличным молиться о чем-то посюстороннем. Мелковато для Бога. Наверное, ни разу в жизни я не помолилась о замужестве или об оценке на экзамене.

 

Но в сложных ситуациях все равно мысленно выдыхалось: «Господи… Разрули это как-нибудь. Ну, если нужно». Да что в сложных! Иногда это действительно был вздох о «горсти навоза». Мелко – дальше некуда. Но однажды мне на практике открылось, что Бог все же для нас не только Царь, Он еще и Отец. Дети же вот просят иногда у папы склизких червячков на рыбалке подержать, в тине покопаться, на навозную кучу влезть с лопатой… И папе не жалко.

Впрочем, я расскажу о том времени, когда и детей-то у нас с мужем еще не было, так что подобные сравнения мне бы в голову не пришли. Зато однажды пришла в голову мысль купить мужу пальто. Мы были женаты целых полгода, пришла зима, и тут-то я обнаружила, что супруг, прежде всерьез мечтавший стать монахом, в целях нестяжанияне имел никакого «приданого», то есть зимней одежды. Был у него свадебный пиджак, иподиаконский подрясник и армейский бушлат, маловатый размера на два. Была его небольшая зарплата да две наших стипендии.

В общем, стало мне обидно наблюдать, как поверх красивого строгого подрясника муж натягивает бушлат, который все равно не застегивается, а рукава короткие. Собрала я свою стипендию, гонорар из местной газеты, мамин денежный подарок на Новый год – и довольная пошла в магазин. Еще бы: в кошельке аж целых четыре с половиной тысячи разом! Огромная сумма для нас в то время.

Мысленно я представляла мужа в простом темном длинном пальто. И никаких компромиссов в виде дутых курток на молнии! Наверное, вам уже смешно, но я тогда честно не знала, сколько же это может стоить. Мне с моей девчачьей худобой тогда вполне хватало синтепоновых«пуховиков» с распродажи.

В общем, нашла я пальто. Не в самом шикарном магазине, не самого лучшего качества – вообще «едва-едва» по сравнению с образом в голове. На ценнике скромно красовалось: 12 тысяч. Всего-то. Две зарплаты мужа плюс одна моя стипендия – как-то так. Поулыбалась и пошла домой.

Разумеется, я не молилась об обновке. И даже не молилась о зарплате – это же как-то «мелко». Но мысленно хмыкнула: «Нда, Господи, что б нам такое с этим сделать, а?»

А через пару дней кто-то в храме позвал моего мужа читать Псалтирь по умершему родственнику. Вернулся муж поздно, с двумя баулами в руках. Оказалось, что родственники покойного уже разобрали его вещи: что-то бомжам отнесли, что-то раздали родственникам. Никому не пригодилась только верхняя мужская одежда – слишком большого размера. На улицу нести – вроде жалко: почти не ношена. Отдали юноше, читавшему Псалтирь.

Когда мы открыли баулы, мне захотелось плакать. Там лежал новый элегантный мужской плащ, осеннее пальто до колен из хорошего кашемира и зимнее пальто с каракулевым воротником, которое мы тут же прозвали «шаляпинским». И все – мужу размер в размер.

Тут я пояснила причину своей радостной растерянности, и супруг потом долго потешался: «А жена-то у меня – чудотворица! Уж как начудит, так начудит…»

Шутки шутками, но я поняла, что если вещь «слишком мелкая» для Бога, Ему все равно для нас не жалко. Наверное, на мелочах нельзя «зацикливаться» и нельзя молитвой о них подменять настоящие молитвы. Но повздыхать перед Богом можно даже про мелочи. В конце концов, именно из них и состоит огромная часть жизни…

…А с годами взрослеешь и научаешься многое решать и «разруливать» сама. И все реже вздыхаешь растерянно и непосредственно, по-детски: «Господи, что нам с Тобой с этим делать, а?» Вроде – сама уже знаешь, когда, как и что.

И тут главное – вовремя опомниться, чтоб не услышать от Него: «Ну, сама – так сама».

 


Преподобный преставился 21 января 1556 года. Он погребен у северо-западной стены Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры. Засвидетельствовано немало благодатных проявлений, свершившихся у гробницы Преподобного, на которой написаны тропарь и кондак ему. Лик преподобного Максима часто изображается на иконе Собора Радонежских святых.

http://www.pravmir.ru/tserkov-chtit-pamyat-prepodobno..

#праздник_дня@kerpc

В верхнем ярусе храма Иоанна Предтечи, справа, над иконой Святителя Луки и фреской Рождества, написаны фрески сибирских новомучеников. Самая ближняя к окну – священномученика Михаила Каргаполова, священника села Петровского Ачинского уезда, расстрелянного красноармейцами 31 января 1919 года за то, что отказался отречься от Христа.
Вот как описаны его последние часы на сайте Свято-Троицкого храма в Новобирилюссах – месте его гибели. «До принятия сана отец Михаил служил офицером казачьих войск. 31 января. Был арестован отрядом красноармейцев под командованием Щетинкина. Священника посадили на подводу. Отъехав немногим более километра от села, вытащили священника из саней, сорвали с него шубу и потребовали, чтобы он снял с себя крест. Отец Михаил отказался. Тогда они попытались силой вырвать из рук священника крест, но безуспешно. Сжимая в руках крест, священник молился и говорил: «Не ведят бо, что творят!» Один из палачей выстрелил в упор ему в голову. Отец Михаил упал, в него стали стрелять, выпустив зарядов двадцать, пока не убили.» 

17 марта в Благовещенской церкви города Красноярска епархиальным архиереем в сослужении многочисленного духовенства было совершено отпевание священника. Тело пастыря-мученика было погребено рядом с Благовещенской церковью. Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания. В 2013 году на месте гибели священномученика Михаила при поддержке красноярского регионального отделения «Братства православных следопытов» был установлен Крест. 
No images found.