Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

В Великую Пятницу, 14 апреля 2017 года, в православных храмах пройдет одно из центральных событий этого богослужебного дня — вынос из алтаря на середину храма Плащаницы.
Плащаница — это большой плат (кусок ткани), на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя Иисуса Христа. 
Вынос Плащаницы совершается на вечерне Великой субботы, в третий час дня Великий Пятницы Страстной седмицы — в час смерти Иисуса Христа на кресте (обычно служба начинается в 14.00). 


Вечером: Утреня с чтением 12-ти Страстных Евангелий. 
Мы помним, что после Тайной вечери, Спаситель с учениками пошли в Гефсиманский сад, где Христос стал молиться. Спаситель последние часы (один-два?) на воле. Ему не хочется быть одному. Хочется, чтобы твою грусть, твои последние минуты на свободе, перед мучениями, разделили близкие люди. Кто был для Христа самым близким, не считая Матери? Его ученики. Ученики были для Него семьей, самыми близкими. Спаситель просит: «Пободрствуйте со Мною…» Но утомленные ученики засыпают. Трижды просит их Христос пободрствовать и трижды они засыпают… 


Дрогнули сердца ваши, когда читал я вам страшное сказание о крестной смерти Спасителя. Это нужно, это вам полезно: надо, чтобы всегда они содрогались, когда будете взирать на крест Христов или вспоминать о нем. 
Надо, чтобы вспоминали вы гнусные и страшные образы богоубийц: первосвященников, книжников и старейшин (о которых я говорил вам в прошлое воскресенье). Надо, чтобы отверглись вы сердцем вашим, как от самого гнусного, самого невыносимого для сердца человеческого, как от самого страшного, что когда-либо было в мире, от окаянного предательства Господа Иисуса Христа Его собственным учеником. 


В преддверии Пасхи, начала новой жизни - без смерти, продолжаем публикации проповедей о природе СВЯТИТЕЛЯ ИННОКЕНТИЯ, АРХИЕПИСКОПА ХЕРСОНСКОГО И ТАВРИЧЕСКОГО, начатых 7 и 21 марта. За эти проповеди современники называли его «русским Златоустом». Как подмечено многими, человек, живущий в ладу с природой, оказывается в ладу и собой, и с людьми. Эта закономерность вполне проявилась и в характере свт. Иннокентия. 

В 1819 году он, будучи ещё Иваном Борисовым, окончил курс семинарского учения с отличием и поступил в Киевскую Духовную Академию. 23-летний Иван Алексеевич окончил академию первым магистром и был определён в Санкт-Петербургскую Духовную Семинарию на должность профессора Церковной истории, а уже через три месяца стал ректором Санкт-Петербургского Александро-Невского Духовного училища и принял пострижение в монашество. В 1824 году отец Иннокентий назначается бакалавром богословских наук и профессором в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. В 1826 году возводится в сан архимандрита. 

«В свойствах своей любвеобильной души архимандрит Иннокентий черпал искусство скреплять в среде профессоров добрую общительность и повсюду вносил мир и успокоение. За девять лет ректорства отца Иннокентия

Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня ни часа, в который приидет Сын Человеческий.

Ночь на вторник Иисус Христос также провел в Вифании, и во вторник утром опять пришел во храм Иерусалимский и много учил во храме и вне храма (Мф. 24, 1). Первосвященники и старейшины, слыша притчи Его и понимая, что Он о них говорит, старались схватить Его и убить. Но напасть на Него открыто боялись народа, который почитал Его за пророка (Мф. 21, 46), был в восхищении от учения Его (Мк. 11, 18), слушал Его с услаждением (Мк. 12, 37). 
Из Евангельских наставлений, произнесенных Иисусом Христом во вторник, Церковь избрала для назидания верующих в этот день преимущественно притчу о десяти девах, как особенно приличную для времени Великой Седмицы, в которую нам наиболее должно бодрствовать и молиться. Притчею о десяти девах Церковь внушает всегдашнюю готовность к встрече Небесного Жениха целомудрием, милостынею и неотлагательным совершением прочих благих деяний, изображаемых под именем елея, приготовленного мудрыми девами.

http://www.pravoslavie.ru/1692.html

Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите.
Дни Великой седмицы издревле посвящены Церковью каждый особому воспоминанию и каждый называется Великим. 
В Богослужении этого дня Святая Церковь приглашает верующих сопутствовать Христу, распяться с Ним, умереть ради Него для жизненных наслаждений, чтобы пожить с Ним. В таинственном созерцании сближая события Ветхого и Нового Завета, она показывает нам грядущие невинные страдания Спасителя в ветхозаветном прообразе целомудренного Иосифа, по зависти братьев невинно проданного и униженного, но после восстановленного Богом. «Иосиф, – говорится в Синаксаре, – есть прообраз Христов, потому что и Христос становится предметом зависти для Своих единоплеменников – иудеев, продается учеником за тридцать серебреников, заключается в мрачный и тесный ров – гроб и, восстав из него собственною силою, воцаряется над Египтом, то есть над всяким грехом, и вконец побеждает его, владычествует над всем миром, человеколюбиво искупляет нас дарованием таинственной пшеницы и питает небесным хлебом – Своею живоносною плотию». 

Из событий евангельских Святая Церковь воспоминает иссушение бесплодной смоковницы. Изсохшая смоковница, по словам Евангелия была для Апостолов знаменательною проповедью о силе веры и молитвы, без которых человек пред Богом духовно мертв. По разуму Святой Церкви, бесплодная смоковница изображает сонмище иудейское, у которого Иисус Христос не нашел истинного плода, а только лицемерную сень закона, которую обличил и проклял; но эта смоковница изображает также и всякую душу, не приносящую плода покаяния. 

Кроме повествования об иссушении смоковницы, утреннее Евангелие назидает нас сказанной Спасителем в этот именно день притчей о неправедных виноградарях, убивших сначала слуг господина своего, присланных за виноградом, а потом и самого сына своего господина. В этой притче нельзя не видеть и страшного осуждения христианам, дерзостно нарушающим заповеди апостольские и святоотеческие и тем продолжающим распинать Сына Божия своими прегрешениями. 

В Евангельском чтении на Литургии Святая Церковь напоминает судьбу богоотступного народа Иудейского и кончину мира, как они были предизображены Иисусом Христом. Изображением великих и разнообразных бедствий и признаков разрушения Иерусалима и кончины века верующие побуждаются среди зол к великодушию, беспристрастию, терпению, молитве и бдению духовному и утешаются обетованием Спасителя о распространении Евангелия во всем мире и прекращении бедствий «избранных ради». 

«Закон Божий», издательство «Новая книга»
http://www.pravoslavie.ru/1689.html

Приглашаем на пассию каждое воскресение в 17:00 во время великого поста ( до 26 марта)

В православном вузе занялись светским взглядом на религию 

Справедливо ли говорить о непримиримости религиозного и научного взглядов на мир? Что теряют те, кто считает, что наука может объяснить в человеке абсолютно все? И что теряют христиане, уверенные в несостоятельности поврежденного грехом человеческого разума? Об этом наш разговор с доктором философских наук, заведующим кафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры богословского факультета ПСТГУ, заместителем председателя Экспертного совета ВАК по теологии при Министерстве образования и науки, членом Межсоборного присутствия Константином Антоновым.

Разум испортился — но все еще разум!
— Константин Михайлович, зачем вообще в конфессиональном православном вузе обучают религиоведению — светской научной дисциплине, которая декларирует нейтральный и объективный подход к религии, а часто просто ассоциируется с атеистическим подходом к изучению религии? Как одно сочетается с другим? 

— Ответ на вопрос, если позволите, начну немного издалека. Мне представляется, что и в нашем обществе, и в Русской Православной Церкви существует пусть не совсем пока осознаваемая, но острая потребность в объективном, точном и научном знании, в некоторой реабилитации классической научной рациональности. Именно эта традиция в сегодняшних условиях может выступить как противоядие очень распространившемуся мышлению, которое соответствует некоторым примитивным психологическим инстинктам и желаниям и дает очень далекую от реальности картину мира. 

— А почему с этим отдалением от реальности нельзя попробовать бороться углублением веры? Большей верой, а не научным знанием? Почему мы в данном случае говорим именно о классической научной рациональности? 

— Они во многом между собой связаны. Потребность в вере и потребность в знании у человека друг друга дополняют. Ни без одной из них нельзя обойтись. Например, у святых отцов во многом именно важность знания, стремления к нему имелись в виду под понятием «трезвения». И оно же, как мне кажется, у Канта названо взрослостью. 

— Но разве христианин может считать себя взрослым человеком в духовном смысле? В Евангелии сказано, что, не уподобившись детям, не войти в Царство Небесное. 

— Даже под детством можно иметь в виду разное. В евангельском контексте это такие качества, как искренность, чистосердечие, доверие и открытость к миру и т. д. Но, с другой стороны, детство может быть связано и с неадекватностью в мышлении, с преобладанием воображения над рефлексией и так далее. И в этом смысле, мне кажется, следует различать правильное детство и плохую инфантильность. Ведь в Новом Завете также сказано: братия, не будьте дети умом! (1 Кор 14:20), Христос призывал быть мудрыми как змеи (Мф 10:16). В данном случае речь может идти о христианской мудрости.

http://foma.ru/mudryie-zmei-i-gde-oni-obitayut.html