Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

javascript:void(0)

СЕГОДНЯ ДЕНЬ ПАМЯТИ МУЧЕНИКА ВАСИЛИЯ МАНГАЗЕЙСКОГО

Мученик Василий Мангазейский – первый сибирский святой. 5 апреля он принял мученическую кончину. В нашем храме есть его фреска и икона. Фреска написана в третьем ярусе восточной стены, а иконный лик запечатлён в "Соборе Сибирских святых" - она помещена напротив фрески, на западной стене. Василий Мангазейский представлен на ней во втором ряду третьим справа в виде юноши в красном одеянии.

Первая икона святого была написана в 1679 году иконописцем Лукианом Филипповым, послушником Тобольского Софийского дома. Тот, будучи в Туруханске для молитвенного поклонения мощам мангазейского чудотворца, на обратном пути в Тобольск попал в страшную бурю, и молился мученику Василию, чтобы он избавил его от смерти, с обещанием написать его образ. Получив избавление иконописец исполнил обет, возвратился в монастырь и написал образ мученика, который, к сожалению, не сохранился. 

Исследователи отмечают, что иконография Василия Мангазейского сложилась в XVIII веке, через 100 лет после явления его святых мощей. Распространены были два типа изображения святого: в белой рубахе и в красной рубахе и голубых портах. Облик его описывали так: «Подобием млад, в рубашке; нецыи пишут в двух ризах (одеждах), верхняя киноварная (красная), исподняя голубая». Иногда на иконах были изображены клейма с его мучением при купце и воеводе. 

На фреске храма Иоанна Предтечи Святой Василий Мангазейский изображен молодым юношей с русыми вьющимися волосами, в красной длинной рубашке и голубых коротких портах, босым. В правой руке святой держит восьмиконечный крест (символ мученичества), левой рукой указывает на связку ключей, находящихся на поземе у его ног (согласно житию святой Василий принял мученическую кончину от удара связкой тяжелых амбарный ключей по голове). Фреска написана на ярко-голубом фоне, в высветленной цветовой гамме, позем светло-зеленый. 

Источники: 
Исаева Н.Н. Церковная живопись Приенисейского края XVII – начала XIX века. Альбом-каталог. Красноярск: «Платина», 2008. 
Свято-Троицкий Туруханский монастырь. 350 лет служения / Игумен Агафангел (Дайнеко). – М.: Институт экономических стратегий, 2010. 
Очень интересное, подробное в современном изложении житие святого мученика изложено на сайте Норильской епархии http://norilskeparhia.ru/svyatyni/vasilij-mangazejskij.

«От града Ярославля Божиим смотрением в страну сибирскую пришедшего и за целомудрие от господина своего в Мангазеи пострадавшего». Это текст тропаря, т.е. песнопения Василию Мангазейскому и в нем по существу вся земная жизнь святого, вся его простая и внешне бесхитростная история. 

В 1600 году началось централизованное освоения земель в районе реки Таз. Первая экспедиция была неудачной, но город под названием Мангазея, по мнению большинства ученых, заложить удалось, а вот вторая экспедиция в 1601 году начала его строительство и активное освоение. Формировалась она в Ярославле. В составе ее и прибыл в Сибирь сын ярославского купца Феодора Василиий. По одним источникам ему едва исполнилось 15 лет, по другим - было не более 19 лет. Но совершенно бесспорно то, что это был молодой человек, почти мальчик. Вероятно с раннего детства от помогал своему отцу в лавке, иначе как он бы ему удалось набраться опыта в торговых делах, ведь неподготовленного человека богатый купец не взял бы с собой в столь опасное путешествие и не доверил бы ему сразу по приезде свои лобазы и всю торговлю. Но главное, что привлекало в нем - это честность и неподкупность. Вот уж этот «товар» ценился в приказчике или, как тогда говорили, сидельце на вес золота. 

Василий выполнял свою торговал умело, но душа его не лежала к этой работе и вообще к земному деланию. Воспитанный в благочестивой православной семье, он с раннего детства полюбил Бога всей душой и не было для него большей радости, чем пребывать с ним в молитвенном общении, читать богодухновенные книги Священного Писания, возноситься душой в горний мир во время церковного богослужения. И хотя скромная часовня, срубленная в Мангазеи сразу же после прибытия туда государевой экспедиции, мало походила на величавые древние храмы его родного Ярославля, каждую свободную минуту он проводил там, как будто предчувствовал, что его земной век не долог и нужно быть готовым предстать перед Создателем. 

Конечно такое поведение было не привычным для окружающих его людей и привлекало к себе внимание. Василий невольно был у всех на виду. Боголюбивый и богобоязненный мальчик в среде огрубевших людей, порой потерявших человеческий облик в суровых непривычных условиях Севера, по апостольски нес свой крест исповедания Слова Божия и, наверное, одним фактом своего существования или горячей молитвой не раз останавливал своего соотечественника от дурного дела или слова, пробуждал память о заповедях Божьих, заставлял заговорить совесть и будил воспоминания о забытой воцерковленной жизни в далеких родных краях. Имея дело с местным населением и ведя дела честно и по справедливости, он выгодно отличался от многих других своих собратьев и в сознании их христианин и справедливый человек связывались воедино, а это уже своего рода проповедь христианства. 

Ну что казалось бы в такой ситуации предвещало конфликт хозяина и его приказчика? Текст древнего песнопения и некоторые исторические источники говорят, что хозяин воспылал к Василию преступной страстью, но получил отпор, что ожесточило его. Кто знает, захотел ли он отомстить юноше или действительно заподозрил его в воровстве, ведь часто бывает так: невзлюбил кого-то, - и все в нем кажется дурным и подозрительным. Этого мы уже никогда не узнаем! Но факт остается фактом - ограбили лавки и хозяин решил, что Василий имеет к этому отношение. Он требовал от приказчика признания и повел его в съезжую избу на допрос к государевым людям. Нравы тогда были жестокие и доказательств не спрашивали: жестоко избили и подняли на дыбу раз, другой, а в третий - на землю опустилось только мертвое тело; душа страдальца была уже далеко. Такой конец испугал мучителей и, чтобы скрыть следы своего преступления, они спрятали тело в наскоро сколоченный гроб и без положенного христианского погребения бросили в болотную тину... 

Почти через 50 лет гроб с нетленными мощами святого вышел из земли, возле него стали происходить чудотворения, которые записывались в съезжей избе. Имя святого и его облик открылись жителям Мангазеи в видениях. Через несколько лет было написано житие Василия Мангазейского, которое в 1653 году было направлено в Москву, для официальной канонизации, состоявшейся только спустя два с половиной века. 

В марте 1670 г. в Мангазею из Туруханска прибыл иеромонах Тихон, основатель Троицкого монастыря, для того, чтобы освидетельствовать мощи святого Василия и перенести их в Туруханск. Мощи сначала были помещены в монастырской церкви, а после 1722 года захоронены там же. В советское время мощи святого были поруганы и считались утраченными. При восстановлении Троицкого монастыря в 1997 г. по благословению архиепископа Красноярского и Енисейского Антония (Черемисова) было освидетельствовано место последнего погребения мощей и обретены их фрагменты вместе с частями гроба мученика Василия Мангазейского. Позже, рака с мощами была установлена слева на солее Троицкого храма Свято-Троицкого Туруханского мужского монастыря и открыта для всеобщего поклонения. 

Несмотря на то, что прославление святого мученика в лике святых произошло только в 1916 году, Василий Мангазейский широко почитался по всей Сибири, упоминался на богослужениях, невзирая на запреты церковных властей писались его иконы. Иконы запрещали писать, так как он пока не был прославлен в лике святых. Возможно, по этой же причине на некоторых иконах святой Василий Мангазейский изображён без нимба. 

Искусствовед Елена Шаклеина

Поделиться