Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ВАЛААМ!

Слава Богу, шторм! 
К слову сказать, благодаря валаамским ветрам мы задержались на острове на дополнительные сутки. Вечером второго дня пребывания на Валааме приходит неожиданное известие – по прогнозам на Ладоге начинается шторм, поэтому отъезд в запланированный день (воскресенье) скорее всего не состоится. Всем, у кого была необходимость вернуться в Приозерск до понедельника, предложили организовать выезд вечером в субботу, а остальным пребывание на острове продлялось до окончания шторма.

К счастью, нас с Василием «на материке» никто не ждал, кроме оплаченной на неделю квартиры в Питере. Поэтому возможности остаться на Валааме на дополнительный день мы были очень рады, и даже мысленно попросили у Господа шторма и ветра: за первые полтора дня мы хоть и успели побывать в нескольких скитах, многое увидеть и поклониться святыням, но было ощущение, что вот еще бы один полный день – чтобы сходить в места, которые не предусмотрены программой, спокойно без спешки насладиться красотой этого уникального места и подольше побыть там, где кажется от самого факта пребывания духовно очищаешься, становишься добрее и отзывчивее. …Мы пришли к строящемуся Казанскому скиту, расположенному на мысе Черный нос, а там невероятной синевы Ладога: смотришь и не верится что эта же самая вода была недавно цвета ртути. Не удержались, чтобы не запечатлеть себя на фоне этой красоты. «Ну что, сфотографировал?», - спрашиваю Васю. 
- Сфотографировал. Только ты тут на себя не похожа… 
- В каком смысле не похожа? 
- Лицо у тебя слишком доброе, обычно намного жестче. 
Видимо благодаря таким местам в людях и сохраняется любовь к ближним, а те, кому посчастливилось жить вблизи крупных духовных центров, отличаются большей отзывчивостью и состраданием. В трапезной с нами за столиком обедала женщина из Питера – Людмила: познакомились, разговорились, Вася рассказал, что через интернет нашел место захоронения родного брата своей бабушки, умершего после ранения во время Великой Отечественной войны, а так как в северной столице мы раньше не бывали, спросил совета как добраться в область. Людмила созвонилась с сыном, который помог найти все маршруты и расписания автобусов, и в один из дней питерской части нашего отпуска Вася съездил к братской могиле в селе Алеховщина, отдал дань памяти старшему сержанту Александру Лысенко, которому было всего лишь 24 года в том далеком 1942 году… И как же я удивилась, когда за день до возвращения в Красноярск мне позвонила та самая Людмила и совершенно искренне поинтересовалась: получилось ли съездить, нашли ли могилу и порадовалась, узнав, что поездка состоялась как и планировали. Вот такие неравнодушные люди в Санкт-Петербурге – уверена, это, в том числе, во многом из-за близости к крупнейшему духовному центру нашей страны – Валааму. 
Кстати, на острове есть храм, в котором молятся за павших воинов. Он расположен на территории Смоленского скита - купол храма выполнен в виде старинного русского шлема, который словно отсылает к многочисленным воинским подвигам, а в записках об упокоении благословляется писать не только имя погибшего, но и указывать в каких военных действиях он участвовал. 
Благодаря так своевременно случившемуся шторму мы смогли побывать еще в одном месте, не предусмотренном программой – Свято-Владимирском скиту, который был построен всего лишь за два года: в 2006 заложили первый камень, в 2008 уже освятили храм. Наверное многие знают, что на Валааме расположена одна из резиденций Президента России, так вот храм в честь Святого Равноапостольного князя Владимира построен в непосредственной близости от здания резиденции. Воображение живо нарисовало мне такую картину: в один из своих визитов на монастырский остров наш уважаемый Владимир Владимирович выходит утром на балкон резиденции, оглядывается вокруг и говорит: «Это все, конечно, очень хорошо, но чего-то не хватает...» и с характерно-путинской интонацией добавляет: «А пусть здесь будет скит. Владимирский». И тут же поручает помощникам найти спонсоров на благое дело: на входе храма и сейчас можно увидеть табличку с благодарностью крупным корпорациям, благодаря которым и был в столь сжатые сроки построен этот невероятной красоты храм. Кстати, в цокольном этаже храмового комплекса находится музей, посвящённый истории монастыря от древности до настоящего времени. Музей носит имя Патриарха Алексия II, для которого с самого детства Валаам стал оплотом веры, а сам Патриарх стоял у истоков возрождения монастыря после того как в советское время в бывших кельях и скитах размещался Дом инвалидов войны и труда, куда в том числе принудительно помещались инвалиды войны с материка. 
В экспозиции музея много фотографического материала, картины, книги, нумизматика, этнографические коллекции. В дополнение к материалам из музейных фондовых коллекций, в качестве экспозиционного материала монастырь предоставил облачения, а также иконы и документы. Вот у витрины с облачением меня и ждал небольшой «сюрприз»: рассматриваю праздничное облачение Игумена монастыря, мельком замечаю табличку с подписью, и глаз невольно цепляется за какое-то очень уж знакомое сочетание букв «Праздничное облачение архимандрита Панкратия (Жердева) Игумена Валаамского монастыря»… Жердева?? Вот так неожиданно я узнала, что являюсь однофамилицей нынешнего настоятеля валаамской обители. Поделилась этим открытием с нашим экскурсоводом, Иван, улыбаясь, ответил: «Подойдите к нему, скажите: Владыко, я – Ваша родственница!». В общем теперь я периодически подумываю бросить все и уехать на Валаам, к «родственникам». 

Служба в Спасо-Преображенском соборе 
В программе паломнической поездки, чем собственно она и отличается от туристической, было расписание всех основных служб, которые проходили в Спасо-Преображенском соборе. За неявку никого, конечно, анафеме не предавали, но для себя я решила, что просто не могу не сходить на Литургию, не причаститься… Из-за большого количество паломников в летний период, исповедь в Спасо-Преображенском соборе проводится на Всенощном бдении накануне Литургии. Служба началась в 7 часов вечера, народу было очень много, исповедовали прихожан 5 священнослужителей и к каждому стояли очереди… Всенощное бдение – очень продолжительная служба, в этот раз она длилась более 4 часов и прихожане нет-нет да и присаживались на лавочки, а батюшки, которые исповедовали всех страждущих, простояли все это время! Тогда я поняла, что «работать» священником тяжело не только духовно, но и физически…Мне, как человеку, к сожалению мало просвещенному в религиозной практике, было очень сложно не отвлекаться на свои размышления, в том числе и об усталости во время службы, но как только начинал звучать хор все сторонние мысли как будто смывало чистой холодной водой! Хор Валаамского монастыря – уникальный творческий коллектив, который, по благословению игумена, одновременно является богослужебно-певческим и концертным творческим коллективом. Наверное это неправильно с духовной точки зрения, но буду честной – на протяжении всей службы я ждала, когда же снова услышу хор, настолько великолепным было его звучание. Правда когда начала подходить моя очередь на исповедь меня одолела робость – в желудке предательски плескалось монастырское молоко, тут еще, как на грех, я вспомнила, что третьего дня в самолете ела какой-то салат, а там могло и пять грамм мяса быть – а вдруг не допустят к Причастию?? Да и грехи у меня в голове – все одно да потому, никакого духовного развития, я наверное уже двухсотая буду с такими тараканами в голове… Стоп! О чем я думаю? Стою на службе, почти ничего не понимаю, а вместо того, чтобы молиться, вспоминаю рецепт салата авиакомпании «Аэрофлот» и думаю как мне исповедь на «отлично» сдать?! Господи, прости меня, грешную… К слову сказать, батюшка, к которому я попала на исповедь, благословил причаститься, несмотря на молоко и салат… и даже несмотря на тараканов. Слава Богу! Выхожу с Всенощной и замираю от восторга – поздний северный закат раскрасил стены Собора золотисто-розовым, свет так и льется с небес, являя красоту Божьего мира. А я, возвращаясь на теплоход, думаю о том, как бы до утра, до литургии, помыслами или словами не вляпаться опять в какой-нибудь грех, а чуть позже приходит в голову мысль – вот бы и всегда, каждый день, стараться сохранять в себе такую сдержанность, не только перед Литургией, ведь никто из нас не знает – когда придет время встречи с Творцом… 

Эпилог 
Впечатлениями одной 3-хденвной поездки невозможно передать всю красоту зримую и духовную, которую посчастливилось увидеть, к которой удалось прикоснуться на Валааме, да и, я в этом уверена, у каждого, кто хоть раз побывал или еще побывает на монастырском острове – будет совершенно особый, свой вектор притяжения, своя «главная» святыня, ведь это совершенно неповторимое место, у которого для каждого из тысяч паломников есть неповторимая личная история.