Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

ТАНИНЫ ЦВЕТЫ И ДРЕВА

В юном месяце апреле день рождения у нашей Татьяны Ванчковой, главной по цветам и ароматам храма. Она и сама как цветок: доверчива и открыта миру, всегда развёрнута в сторону света, прекрасна и радостна. У неё много друзей и помощников - флористов. Они помогают ей украшать храмовые пространства на все главные церковные праздники. 

С огромной радостью и вдохновением. Около трёх десятков учеников, помощников, коллег, просто интересующихся флористикой прикоснулись благодаря ей к этому делу, начиная с 2002 года, с тех пор, как Таня впервые появилась в полуразрушенных стенах Архиерейского дома.

Цветок Таня явно заморский, редкий. И оттого загадочный. Говорят, прибалтийских корней? День рождения - повод распросить. 
- Да, есть эстонские и шведские корни. Но только корни, нашедшиеся уже во времена социальных сетей. Деревушка Морозова в Иркутской области - место поселения прадедов ещё дореволюционных времён - стало родиной моей бабушки Ефросиньи. Трудное у нее было детство, отец Иван, умер когда ей было 9 лет. И на всю жизнь запомнила деда Капитона, он был церковным старостой до 1917 и бабушка Таню по отцовой линии , уважала их вся деревня за доброту и справедливость. И бабушка Ефросинья пронесла это через всю жизнь, по этой причине, видно и не пресекся род Капитона. 

Танинину семью очень интересуют корни. Вот одно из семейных преданий, что бережно хранятся в роду. Четверо малышей, старшему из которых 7 лет, - это Танин дед, - просыпаются от плача самой младшей сестрёнки. Грудная малышка, в отличие от них, спит с мамой - неиссякаемым источником тепла и молока, получаемого по первому зову. Но - пуста грудь, и мама уже холодна. Умерла. От ангины: попила ключевой воды на покосе. Отца, рабочего Путиловского завода, нет в живых уже полгода. Детей сдали в детский дом. Но, видно, так невыносимы были казённые стены, 2 летний брат выпал из окна 2 этажа и погиб, старшие дети Герман и его брат Александр, 5ти лет решились на побег. И воспитала их уже Советская власть, но и они пронесли веру в Господа, через всю жизнь. Разбросала жизнь по большой стране, но нашли спустя годы братья друг друга и других родственников. Брат Александр нашел по документам тетю Эмму, приехал к ней в форме офицера НКВД , говорит :»Я Сашка, помнишь?»-та в страхе забыла обо всем:«Нет, только Германа помню»-« А помнишь грозу, как мы под деревом прятались?» -»Грозу помню, так это ты был?», потом еще много лет прожили бок о бок и помогали друг другу. 

Ещё один корешок семейного древа с берегов Балтики: фото 1904 года, Санкт-Петербург, венчание прадеда и прабабушки. Молодые Даниил и Эмилия Наруссон. Родители деда Германа. 

Непросто было прорастать и укореняться на земле, охваченной войнами и революциями. Танина бабушка Ефросинья Ивановна, часто заменявшая ей родителей, учила главному правилу: «Бог и добры люди!», "Без Бога ни до порога" , наставляла внучку быть уважительной и приветливой ко всем людям, какого бы роду-племени они ни были, к юродивым, нищим, калекам. Вставала на защиту евреев, когда при ней кто-нибудь пытался обидеть их чёрным словом. Когда-то маленькой девочкой её и брата спасла от голода еврейская семья, дав кров, работу и щедрую бескорыстную помощь. 

Таня усвоила уроки и сама научилась ладно приживаться на любой почве. Младшей невесткой в многодетной татарской семье, где жениться на иноверках было табу - до неё. В разных профессиях: инженера-строителя, швеи, бизнесмена, флориста, художника... 
Чуть старше 30-ти решила покреститься. Помнила, как плакала бабушка, когда на их глазах ломали в Канске православный собор на центральной площади. Как сокрушалась, когда сделали из него театр с туалетом на месте алтаря. Помнила бабушкины молитвы и икону "Воздвижения" - выпросила, комсомолка, у бабушки и забрала домой, когда стала жить с родителями, отдельно от бабушки - поставила в красный угол. Семь последних лет своей жизни прожила бабушка с Таней, её мужем и детьми, дважды успела причаститься перед смертью. "Таких красивых похорон мы никогда не видели" - говорили канские соседи и родня. В тот день ждали в Покровском соборе архиепископа, певчие были в сборе. Настоятель и четверо певчих приехали в Танин дом и проводили рабу Божию Ефросинию в последний путь. 

Вот и Таня пошла с тех пор, уже не сворачивая, в сторону храма. С малышами - сыном и дочкой - крестным ходом до Благовещенского собора. Жили тогда уже в Красноярске. Потом в Николаевский храм с его деревянными полами и ткаными половичкам - "как к бабе домой вернулась". Познакомилась с прихожанками, которых одна и та же беда привела в храм Иоанна Предтечи. Здесь лечили духовно от зависимости наркоманов и алкоголиков. Некоторых из сыновей тех прихожанок удалось спасти. 

У Тани было желание быть в храме. И не просто молиться, но и трудиться, помогать. "Вера без дел мертва" - стало её девизом на многие годы вперёд. - Крысы, вываливающиеся кирпичи, осыпающаяся на головы штукатурка и ... дружная сплочённая община - это было по настоящему "моё место" – здесь надо было помогать и помогать - с воодушевлением вспоминает Татьяна, рассказывая по сохранившейся у неё фотографии о членах той общины. - Даже воды не было, за ней трудники ходили с флягами в сторону Центрального рынка. Мы все делали всё, не деля работу на чёрную и белую: мыли полы, варили обеды, пели на богослужениях, украшали храм. 

Цветочные композиции Татьяны Ванчковой редко повторяются. Она чувствует всё, что называется "живая природа" и понимает всё, что именуется "красота". Это тоже, как соки дерева, пришло к ней от корней-предков и перетекло в детей-ветви. Её прабабушка Лукерья обшивала три деревни, дед Герман и баба Фрося садили такой ладный огород, что любоваться их грядками ходила вся округа, а покупателей ранней зелени и редиски было, хоть отбавляй. 

Дочка Тани стала ландшафтным дизайнером, а сын привёз однажды в подарок маме из пионерлагеря редчайший лазурит, найденный на берегу обычного озера. Сейчас Татьяна осваивает живопись, дарит свои пейзажи друзьям и родне. И пишет одну важную картину - ту давнюю грозу, что прогремела в дедушкином детстве и помогла найти тетю. Пишет по просьбе мамы, оставшимся уже в её, Танином, дорогом сердцу прошлом - вместе с бабушкиными иконами, половичками, хождением по грибы и ягоды, наставлениями, как надо жить правильно "по людски" и "по Божески". 

- Между прочим, русские флористы украшали французский двор, а первая флористическая школа в Советском Союзе появилась именно в Эстонии - возвращается из прошлого Татьяна, рассказывая, как училась два года у известного педагога Айи Жагарини во флористической гимназии "Города мастеров". Школа обосновалась в Петербурге, и это дало возможность побывать во всех известных музеях, храмах, монастырях Северо-Запада Руси. - Моя татарская племянница, живущая в Питере, сделала мне подарок на день рождения - отвезла к святому Александру Свирскому. Сбылась и другая моя мечта - побывать у преподобного Серафима Вырицкого. И у Ксении Петербургской, и на Валааме, и в Александро-Невской лавре - я знаю, что Господь ведёт меня по жизни и это даёт мне покой и уверенность в завтрашнем дне. 
Поздравляем Татьяну с днём рождения и желаем, чтобы и впредь Господь слышал её и не оставлял.

Александра Лылина