Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

ЛИХИЕ 90-е. КАК НАШИ ПРИХОЖАНЕ ХОДИЛИ НА ПРИЁМ К МЭРУ И КАК ИМ УГРОЖАЛИ УБИЙСТВОМ

#МОЙ_храм #Чудеса_православия
Продолжаем публиковать воспоминания старейших прихожан и сотрудников храма святого Иоанна Предтечи для будущей книги о современной истории прихода. Сегодня воспоминаниями делится Галина Владимировна МАРУШКИНА,

православная активистка, награждённая за свои труды медалью имени Сергия Радонежского.
Первый раз в эти стены я попала совсем юной, 21 года от роду, работала тогда стюардессой. Иду по улице Ленина, вижу, лежит чуть не на проезжей части пьяный. Пожалела, думаю - чем же ему помочь – и не заметила валяющуюся рядом разбитую бутылку. Наступила, бутылка перевернулась и порезала мне острым краем вену на ноге. Упала я рядом с этим пьяницей, не могу встать, кровь хлещет… Оказавшийся рядом прохожий на руках донёс меня до своей машины и отвёз в травмпункт на Горького, 27. Там в нынешнем алтаре храма Иоанна Предтечи, а тогда в операционной, наложили мне швы.

Второй случай, который я считаю чудом, датирован маем 1991 года. Снова улица Горького, дом 27, здесь уже онкологическая больница. У меня обнаруживают опухоль и отправляют на срочную операцию, которая грозит удалением груди. И случилось же так, что в это время ко мне приехали гости из Хакасии. Я должна была их встретить и поселить у себя. Попросила врачей отложить операцию на месяц. Они согласились только при условии, что всю ответственность я беру на себя.

Пришла в Покровский храм, сидела и горько плакала. Пожилая послушница этого храма матушка Екатерина спрашивает: «Что ты плачешь?» Рассказала о своём горе. Она и говорит: «Операцию не делай, а закажи молебен святому Пантелеимону». С тех пор я стала каждый день ходить в церковь, исповедоваться и причащаться, а в субботу на миропамазание. Елей со лба брала пальцами и мазала крестиком больное место. Через месяц, проводив родственников, снова пришла в онкоцентр. Опухоли как не бывало. Врач изумилась: «Тебе помог сам Господь Бог!» Я ответила: «Знаю».

В 1998 году, буквально на другой день после очередного чуда с моим здоровьем, когда мне снова удалось избежать операции по горячей молитве к «профессору гнойной хирургии» Луке, ко мне обратился иеромонах отец Агапий, настоятель храма Иоанна Предтечи, с просьбой о помощи. Я так поняла, что это проверка моей веры и с готовностью откликнулась.

Там, где сейчас стоит памятник святителю Луке, кавказцы развернули торговлю пивом и шашлыками. Дым и копоть от жареного мяса шли прямо в алтарь, день и ночь не смолкала музыка – центр города. И это было кощунственно, особенно в дни поста.

Батюшка попросил оформить этот кусочек земли для нужд Церкви. К тому времени опыт такого рода у меня уже был – собирала документы для Благовещенского монастыря, к тому же, как страховой агент, была вхожа в администрации разных уровней, имела возможность советоваться с юристами.

Мы с Тамарой Семёновной Пежемской занялись этим делом. Собрали около 200 подписей под заявлением верующих о предоставлении земли епархии. Собирали документы по архивам, вызывали БТИ, делали инвентаризацию… И так полтора года.

Забавный был поход на приём к мэру, чтобы передать подписи прихожан. Встретили Пимашкова между этажами мэрии, взяли с двух сторон под руки и так прошествовали в приёмную. Только вышли, нас уже ждала охрана. Кругом же видеокамеры. Тоже - под руки нас: «Вы что! Мэру угрожать?!»

Вот нам действительно угрожали убийством - ведь такой лакомый кусок в самом центре города. Чиновники предостерегали, что может и машина сбить, вон движение-то какое, или пуля шальная в подъезде зацепит, всякое бывает, когда люди переходят кому-то дорогу. На что Тамара Семёновна отвечала: «Значит, будем новомучениками, пострадаем за веру». А я утешалась тем, что у меня и подъезда-то никакого нет, жила с мамой в деревянном доме. Но было страшновато.

Наконец, наши хождения закончились, участок передали храму и уже через неделю здесь установили памятник Луке (Войно-Ясенецкому), стоявший до этого во дворе женского Благовещенского монастыря. Начались новые труды по расчистке и благоустройству храма. Прихожане и трудники - около 20 человек – отбивали штукатурку от стен. Администрация Железнодорожного района дала два талончика на машину, которой два раза в неделю вывозили груды мусора. Настоятельница женского монастыря матушка Екатерина помогала, чем могла. Готовили в монастыре еду на наших трудников. Отец Агапий отправлял двоих с вёдрами, под первое и второе блюда. Туда пешком, а на обратную дорогу давал денег на проезд, ни больше, ни меньше…