Храм
Святого Иоанна Предтечи
в Красноярске

МОЙ ХРАМ

Масличная гора. Часовня. Лежу на полу, несколько секунд, не больше, голова в углублении, руки расставлены. Это место обретения главы Иоанна Предтечи, и поклоняются ему именно так, простёрто по земле. Святый Крестителю Господню, и мне бы... человеку, взятому от земли — низа, обрести главу, чтобы мыслить вышне — разумение, понимание, ясность в жизненных моих путях и деяниях души и тела.

Таким особенным для меня, тогда прихожанки храма Иоанна Предтечи в Красноярске, было посещение этой небольшой часовни в Иерусалиме — земли, освящённой буквально на каждом своём метре. А ведь не всегда имя это святого с таким трепетом согревало моё сердце…

Я приехала в Красноярск из города Енисейска, а он настолько мал и дружелюбен, что там очень легко появляется всё своё. Легко потому что без мук выбора... Вот и храм у меня там был свой. Не в том смысле, что он мой, конечно, а в том, что в нём я — это я, но при этом я не константа, а я — стремящаяся быть лучше себя. Бывает, что кто-то и что-то этому способствуют, а в такие места хочется возвращаться. И я ценила пространство Успенского собора за общий дух, который воспитывал многих.
Другое дело Красноярск. Город большой, и каждый храм в нём тоже большой, не в смысле размеров, а в отношении сложности организации внутренней жизни. Одно дело стены и даже литургии, другое — дух, еле уловимый за штатным расписанием. И я искала храм. Искала не место, где удобнее стоять, а пространство, в котором возможно молиться.
Храм Иоанна Предтечи был совсем не первый на моём пути. И, честно признаться, были в тот момент там очевидные проблемы, которые невооружённым глазом бросались не то что в глаза, а сразу в сердце. И от этих проблем хотелось по-христиански плакать, а уйти почему-то не хотелось... А потом настоятелем храма назначили отца Николая Ши-кэ-мина и храм, как дом, долго простоявший без крепкой хозяйской руки, засиял по-новому. И вроде стены те же, и двери те же, и окна, но всё как-то приветливее приглашает новых «гостей» войти. И казалось, что именно в этот момент приход начал жить.
И вот уже не только ты входишь в храм, но и храм входит в твою жизнь. И всё в нем становится родным и понятным — красивый напев клироса, проповеди того или иного батюшки, рукоположение новых, расписание служб, убранство, объявления, выпуск газеты, — столько деталей, что и не перечесть. А однажды стою, смотрю на икону Крестителя Господня и понимаю: вот теперь он для меня один из самых близких святых, а когда это случилось и как произошло, не знаю, но точно знаю, что иначе уже и не будет.
Пророки, апостолы, святители, мученики, преподобные, праведные, блаженные... и только двое стоят в стороне — Богородица и Предтеча Господень Иоанн. Под покровом первой — мой «детский» храм, первая сопричастность Христу. И вот Иоанн, он — приуготовляющий путь.
Так вышло и в моей жизни. С ним намечались, рисовались и проходились пути во взрослую жизнь. Туда, где моё собственное детство и юность вспорхнули, подлетели и исчезли почти без следа, оставив любоваться крошечным комочком безграничного счастья.
Стать взрослым — стать родителем, увидеть это воплотившееся детство в своём продолжении, и принять на себя все заботы для его беззаботности, стать защитой для его беззащитности. И для нашего новорождённого сына я не нашла другого имени. Иоанн. Джон, Иоганн, Жан, Януш, Йоханес, Джованни, Иван — каждый народ бережно хранит свою форму имени Предтечи Господня.
И вот уже я и не живу в Красноярске, новая тропа моего пути привела меня в другой город и другой храм. Но ведь любовь случается навсегда. И сын, который дома всегда Ванюша, причащается Святых Христовых Тайн полным именем Иоанн — самое яркое напоминание о времени, когда под покровительством Крестителя Господня намечались мои пути.
Кстати, День Ангела сына выбран в честь Обретения главы Иоанна, не мной, а скорее волею случая. Поистине неисповедимы пути Господни, ведь и представить не могла такого в той молитве на Масличной горе.
С любовью к Иоанну Предтече, Красноярску и храму, таким милым сердцу, Вера Пирогова.

Поделиться